Cахалинские корейцы на Дальнем Востоке: путь домой

x

В настоящий момент сахалинские корейцы насчитываются около 55 000 человек. Они являются потомками тех корейцев, которые были насильственно реквизированы после русско-японской войны в Южный Сахалин, который тогда был японской территорией. Сегодня среди них только 30 000 человек проживает на Сахалине, а остальные – в разных регионых России.

Они надеялись, что скоро вернутся на родину, проживая полвека без гражданства и отказываясь от гражданства СССР и КНДР.

После распада СССР Российская Федерация два раза провела перепись населения – в 2002 и 2012 годах. По результатам этих переписей число русских корейцев, проживающих в России, составляет 148 556 чел. и 153 156 чел. соответственно. Кроме этого, есть сюда включить 3 000 русских корейцев, проживающих в Крыму, который был присоединен к России после украинского кризиса 2014 года, то их число составит 160 000 чел. А если еще включить русских корейцев, проживающих во всех остальных странах СНГ, то общее число составит 470 000 чел. Среди них сахалинские корейцы составляет 55 000 чел.

В Южной Корее их называют «корёином». Данный термин впервые использован в 1938 году на корейском газете «Ленин Гичи», ныне «Коре Ильбо». В 1990 году во время собрания Союза корейских соотечественников в СССР достигнуто согласие об употреблении слово «корёин», так как слово «Корея» и «Чосон» может вызвать неправильное понимание на фоне разделения Кореи на северную и южную.

С 1904 по 1905 гг. Российская империя и Япония вели войну за Маньчжурию и Корею. После победы Японии на русско-японской войне Япония захватила южную часть о. Сахалина и создал префектуру Карафуто. С конца 1930 г. до середины 1940 г. Япония насильственно реквизировала чосонцев в Сахалин, что послужило началом истории сахалинских корейцев. Тогда Япония насильствнно реквизировала корейцев в Сахалин и заставила их работать в шахтах и оружейных заводах, чтобы решить нехватку рабочих сил и предметов военного снабжения.
В последние годы японской оккупации Япония отдала приказ о всеобщей государственной мобилизации» и реквизировала огромное количество корейцев, число которых насчитывается примено 150 000 чел. Данное переселение произошло в трех слеюущих этапов:

1) Рекрутирование добровольцев (1939 – 1941 гг.)
2) Переселение при содействии местных органов (1941 – 1944 гг.)
3) Насильственная реквизизация (1944 – 1945 гг.)

Вышеуказанная группа в основном состояли из уроженцев деревни центрально-южной части Корейского полуострова. 90% сахалинских корейцев – уроженцы из Южной Корей, и среди них 60 – 70% были жителями провинции Кенсан-до. Доля мужчин была заметно больше – в 1941 году число сахалинских корейцев составило 19 768 чел., и среди них 13 603 чел. – мужчина, 6 165 чел. – женщина.
После поражения Японии на Второй мировой войне, южная часть о. Сахалина было возвращено Советскому Союзу. Япония репатриировала своих граждан, проживающих в префектуре Карафуто, но чосонцев оставили, под предлогом того, что они не являются Японцами. Поэтому часть из них были насильственно депортированы в Центральную Азию и другие регионы, а часть из них были убиты японцами(деревня Мидзухо и др.). Также невозможно было репатриировать сахалинских корейцев в Корейский полуостров, так как тогда Корея была разделена на Северную и Южную, и не были установлены дипломатические отношения между Республикой Корея и СССР из-за Корейской и Холодной войны. Поэтому им ничего не оставалось, кроме как ждать пока их вернет на родину.

С начала 1950-х годов СССР потребовал русским корейцам выбрать гражданство: либо гражданство СССР, либо КНДР. СССР дал гражданство всем сахалинским корейцам, желающим стать гражданами СССР. Северная Корея также с 1963 по 1964 гг. предлагала сахалинским корейцам переселиться в КНДР, и предоставляла им многие льготы. В это время доля сахалинских корейцев, получивших гражданство КНДР составляла 65%, гражданство СССР – 25%, лицо без гражданства – 10%. Однако были случай, когда приобретшие гражданство КНДР сбежали из Северной Кореи и поменял гражданство на СССР или просто стали лицом без гражданства. Это связано с тем, что обладатели северкорейского гражданства должны были продолить свой северокорейский паспорт раз в 2 года, и так как они стали иностранцами в СССР, были различные ограничения в проживании. Кроме этого, ходили слухи о том, что, при обретении северокорейского гражданства можно поступить в северокорейские университеты, но после окончания учебы запрещается возвращение в СССР.

В 1986 году общество Красного Креста Республики Корея начала заинтересоваться проблемам сахалинских корейцев. Они начали организовать визит сахалинских корейцев в родину, и советское правительство также внесло изменение в иммиграционное законодательство чтобы облегчить сахалинским корейцам посещение близких родственников. В 1987 году японское правительство также выделила 2,27 млн. йен из бюджета для решения «проблем, связанных с оставшими корейцами на Сахалине».

1989 году между Красными Крестами Республики Корея и Японии заключено Соглашение о создании собместной организации по поддерке сахалинских корейцев. С этот момента начала полномасшабная поддержка сахалинских корейцев, а в 1990 году, первое поколение сахалинских корейцев получило возможность вернуться или посетить родину благодаря установлению дипломатических отношений между РФ и Республикой Корея. Кроме этого, в 1990 году началось программа переселения сахалинских корейцев в Южную Корею, а в 1992 году осуществлялись групповые переселения в различные южнокорейские поселения и организации. К 2008 году число сахалинских корейцев, которые вернулись в Южную Корею для постоянного проживания, насчитывается примерно 2 272 чел.

Проблемы политики южнокорейского правительства в отношений сахалинских корейцев
В 1994 году Южная Корея и Япония согласились репатриировать сахалинских корейцев через Красные Кресты обеих стран. С учетом постоянно растущих запросов на репатриацию, в 2007 году данная программа получила расширение. Объектами репатриации становились корейцы, переселившиеся / проживающие / родившиеся на Сахалине до 15 августа 1945 года. Таким образом, только сахалинские корейцы первого поколения получили право вернуться на родину и там постоянно прожить, что привело к появлению разделенных семей. Так как репатриация касалась только сахалинских корейцев, родившихся до 1945 года, им пришлось жить отдельно от своих детей. Поэтому сейчас многие корейцы отказывается вернуться на родину без своей семьи, а уже вернувшиеся – хотя снова переехать в Сахалин.

20 июня 2014 года Сеульский административный суд Республики Корея вынес решение в пользу Ким Мён-За, сахалинской кореянки, которая подала на Правительство Республики Корея в суд с требованием подтвердить ее южнокорейское гражданство. Её родители были насильственно переселены в Сахалин и там вступили в брак. После освобождения Кореи от японской оккупации не смогли вернуться на родину, но отказались от получения какого-либо гражданства. Незадолго до своей смерти они сказали ей, что она должна получить южнокорейское гражданство, и после этого она продолжала жить на Сахалине как лицо без гражданства. В августе 2012 года, благодаря одной южнокорейской организации смогла подать иск.

По состоянию 1986 года число сахалинских корейцев, не имеющих гражданство, составляло 2 621 чел. Они могли приобрести советское и северокорейское гражданство, но отказались от них, надеясь возвращаться в Южную Корею. Хотя Северная Корея предлагала им различные льготы и преференции, но они настаивали на то, что их родина- Республики Корея.

Русским корейцам без гражданства применялись различные ограничения. Хотя в социалистическом режиме какая-либо национальноная дискриминация запрещалась официально, в действительности такая дискриминация была, а малочисленным народам без гражданства не предоставлялись льготы от государства. Сахалинским корейцам без гражданства применялись ограничения по месту проживания, регулярная регистрация в соответствующем органе каждый три месяца, а разрешение на путешествие за границу или переезд в другой город почти невозможно было получить. Поэтому русским корейцам без гражданства трудно было стать элитами общества, и их считали антикоммунистическим элементом, поклоняющим капиталистической Южной Корее.

С момента установления дипломатических отношений между РФ и Республикой Корея сахалинские корейцы без гражданства начали приобретать южнокорейское гражданство. Однако, как показано на примере Ким Мён-За, многие из них не знают, как получить гражданство, и не имеет финансовую возможность на подачи судебного иска, поэтому отказывается от получения гражданства.

Кроме этого, в Сахалине нет организаций, помогающих лицам без гражданства получить южнокорейское гражданство, поэтому очень многие сахалинские корейцы не имеют гражданства. Следовательно, Правительство Республики Корея должно принять меры для данных людей. Также нужно создать процедуру и специализированное учреждение для предоставления южнокорейского гражданства детям сахалинских корейцев первого поколения, которые умерли, не имея гражданства.

В 2014 году южнокорейский суд разрешил сахалинской кореянке без гражданства Ким Мён-За получить гражданство Республики Корея. Необходимо вести исследование в отношений сахалинских корейцев без гражданства, и если у них есть желание приобрести гражданство, то необходимо им предоставить такую возможность и таким образом защитить собственнх граждан.

Петр Комаров, специально для Newsader

Новости по теме