Страны Балтии: от цифровой дипломатии до цифровой экономики

shutterstock_465653942-e1481009933155

Литва, Латвия и Эстония не могут похвастаться большим индустриальным потенциалом, но в XXI веке — это не столь большая беда. Новые технологии завоевывают все больше места в нашей повседневности, а экономическую силу стране сегодня придает не наличие заводов, а умение разрабатывать новые продукты в области информационных и инновационных технологий. Именно в этой сфере у стран Балтии довольно значительный потенциал, однако для его развития еще сделано недостаточно.

Все мы живем в электронном государстве

В конце октября в Риге прошла встреча под эгидой международной Сети цифровой коммуникации (Digital Communication Network), на которой обсуждалось будущее дипломатии в цифровой сфере. Среди участников этой встречи были, например, директор Латвийского института Айва Розенберга и пресс-секретарь посольства США в Латвии Чад Твитти.

Во время встречи отмечалось, что на сегодняшний день невозможно говорить о какой-то особой — цифровой — дипломатии, однако новые технологии вне всяких сомнений открывают и новые каналы в том числе и для дипломатической деятельности. Гости встречи акцентировали, что социальные сети и иные информационные каналы создают благоприятную среду для большей демократизации различных государственных институтов, открывают новые возможности приблизить государство к гражданам.

В целом, именно в небольших странах — какими и являются страны Балтии — использование информационных технологий для непосредственного общения с властью может стать прорывом на пути к большей открытости государства. Здесь можно напомнить, что, например, Эстонии первой в мире удалось осуществить введение электронного голосования на выборах, что позволяет гражданам этой страны, при определенном техническом оснащении, воспользоваться избирательным правом не выходя из дома.

Впрочем, как на упомянутой встрече в Риге отмечали эксперты, излишне перегружать информационное пространство дополнительными функциями не стоит, поскольку современное общество уже по-своему устала от переизбытка повседневной информации и начинает испытывать ностальгию по более спокойным, не столь информационно загруженным, временам.

Стартапам везде у нас дорога

Степень развития стран Балтии в области цифровых технологиях отражает не только то, что с местными чиновниками и политиками жители этих государств зачастую могут напрямую общаться в интернете. “Затагить” (от англ. tag) на сообщении в социальной сети мэра и получить от него через пару минут прямой ответ на прямой вопрос стало обычным делом в Литве, Латвии и Эстонии. Но потенциал “цифрового государства” этим не исчерпывается. Новые технологии становятся не только средством коммуникации, но и движущей силой экономики.

Своими наблюдениями на этот счет согласился поделиться региональный представитель информационного ресурса “East-West Digital News” Армин ван Боссто, среди прочего пристально изучающий и рынок стран Балтии. По его мнению, между тактиками, которые избирают Литва, Латвия и Эстония в этой сфере можно обнаружить немало различий.

“Ключевым моментом для организации стартапа является потенциал продукта. Иными словами, продукт должен легко приживаться на других рынках и в идеале стать глобальным. Благодаря этому компании, берущие свое начало в гаражах энтузиастов, сегодня обладают потенциалом превращаться в гиганты, приносящие многомиллионную прибыль”, - объясняет суть инновационной экономики ван Боссто. По его словам, в странах Балтии принимают во внимание такие возможности, поэтому цель Литвы, Латвии и Эстонии состоит в том, чтобы “стать европейской Силиконовой долиной”.

Будни цифровой Эстонии

В области развития новых технологий среди стран Балтии Эстонию традиционно называют лидером. “Ролевую модель для эстонского общества задали основатели “Skype”. Они показали, что эстонцы могут быть вполне успешными игроками на мировом рынке новых технологий. Поэтому сегодняшняя цель Эстонии - стать лидером по количеству стартапов на душу населения”, - говорит ван Боссто. Во многом этой цели служит и прогрессивная система, которая позволяет любому человеку стать электронным резидентом этой страны, или, говоря проще - “цифровым жителем”.

“Основная идея состояла в том, чтобы любой мог по интернету зарегистрировать в Эстонии свою компанию. Для этого вам даже нет необходимости посещать Эстонию. Такая система позволяет дать доступ к европейскому рынку игрокам, физически находящимся за пределами этого рынка”, - объясняет ван Боссто. По его сведениям, на данный момент такой возможностью воспользовалось более 20 тысяч человек, но лишь малая часть из них пользуется возможностями, которые предоставляет упомянутый статус. По утверждению ван Боссто, эффективно работать этой системе все еще не позволяют определенные бюрократические трудности. Да и сам эксперт знает об этом не понаслышке, поскольку тоже является “цифровым жителем” Эстонии.

Латвия и Литва стараются не отстать

Не отставать на цифровом рынке стремятся и две другие Балтийские страны — Латвия и Эстония. Впрочем, они избирают разные пути достижения своей цели. Армин ван Боссто отмечает, что Рига, например, выступила с новыми инициативами, в числе которых специальное налоговое законодательство для стартапов, а также стартап-виза. Впрочем, пока эти инициативы ослабляет тот факт, что они не работают. “Иммиграционные службы Латвии ничего не знают про стартап-визу, а налоговые службы сами не разбираются в налоговом законодательстве по стартапам”, - утверждает ван Боссто.

По замечанию собеседника, большинство латышских стартапов сосредоточены в области финансовых технологий. При этом, из-за несовершенства законодательства и медленного применения новых инициатив в этой области большинство латышских стартапов предпочитают открывать головные офисы в других странах — Великобритании, США или по соседству в Польше.

Литва делает ставку на инновационные предприятия, которые работают в области исследований и развития (Research and Development). “Идея Литвы состоит в том, чтобы привлечь иностранных игроков для использования рынка страны в качестве тестовой площадки, на которой можно испытывать продукты, прежде чем продвигать их на глобальном уровне”, - отмечает ван Боссто.

Впрочем, по словам эксперта, заметно, что литовские стартапы преследует определенный комплекс неполноценности — они живут с оглядкой на успешные проекты соседей — такие, как “Skype” в Эстонии и “Infogram” в Латвии. При этом и литовское законодательство не вполне благосклонно к стартап-индустрии. Например, ван Боссто сильно удивляет тот факт, что при регистрации в Литве фирме приходится платить дополнительный взнос, если у нее не литовское название.

Литва развивает культуру стартапов

Впрочем, мелкие недоработки пока не сильно вредят Вильнюсу. По мнению журналиста литовского экономического издания “Verslo žinios” Дарюса Версяцкаса, в Литве проблемы, связанные с формированием экосистемы инновационных предприятий, во многом уже решены. Это заметно по вниманию к этой сфере, а также по обилию соответствующих мероприятий, проходящих в Вильнюсе и Каунасе.

“Уже сформировался рынок рискованного капитала, который готов инвестировать в литовские стартапы. Впрочем, пока еще трудно назвать этот рынок зрелым. При этом, в 2018 году в Литве свою деятельность планируют начать еще несколько новых подобных фондов, которые в том числе будут управлять и определенной долей инвестиций структурных фондов Европейского союза”, - отмечает Версяцкас.

В то же время определенного прорыва в Литве не хватает на уровне развития научных стартапов. По словам Версяцкаса, для этого необходимо больше внимания уделять коммерциализации научной продукции, а также обучать научных работников основам бизнеса, увеличивать доступность университетских научных инкубаторов и т.д. Версяцкас также считает, что следовало бы пересмотреть патентные правила, которые университеты применяют к создаваемой в их стенах продукции. “Некоторые научные заведения просто стремятся присвоить большую часть патента, из-за чего у ученых просто отсутствует желание превращать свои разработки в бизнес-проекты”, - говорит Версяцкас.

Собеседник также подчеркнул, что с экономической точки зрения Литва сохраняет и даже увеличивает свою привлекательность для инновационных предприятий (в рейтинге “Doing Business 2018” она поднялась с 21 на 16 место). Показательно и то, что сюда стремятся перебраться и некоторые стартапы из России, Украины и Беларуси.

О ком будут говорить завтра?

Версяцкас согласен с замечанием, что в случае Литвы все еще ощущается недостаток сильной “истории успеха”, которая вдохновила бы молодое поколение разработчиков, ученых и бизнесменов. “Мы достигнем прорыва, когда создатели стартапов и их работники начнут разъезжать на спортивных автомобилях и инвестировать в другие стартапы”, - считает Версяцкас.

При этом в Литве существуют компании, о которых уже завтра могут начать говорить во всем мире. Например, в этом году литовский стартап “Oberlo” был продан за 15 миллионов долларов США. Другие инновационные предприятия тоже набирают обороты.

Среди наиболее перспективных литовских стартапов Дарюс Версяцкас выделил разработчика мобильных платформ “Trafi”, а также “Vinted”, обладающий мощной инвестиционной поддержкой. Значительным потенциалом, по мнению Версяцкаса, обладает стартап платежных систем “TransferGo”. “Еще хотел бы обратить внимание на пока не особо заметный, но сильный стартап “CgTrader”, развивающий торговую платформу 3D моделей. Этот рынок пока еще довольно мал, но по имеющемся прогнозам в будущем он будет стремительно развиваться”, - говорит Версяцкас.

Впрочем, упомянутые предприятия уже тем или иным образом закрепились на рынке. Говоря же о стартапах “гаражного” уровня — Версяцках советует обратить внимание на литовских создателей мини-спутников “Nanoavionics” и платформу переводческих услуг “Interacto”.

Виктор Денисенко, специально для Newsader

Подпишитесь сейчас на страницу Newsader в Facebook: жмите кнопку "Нравится"

Новая возможность: Подпишитесь на канал Newsader в TELEGRAM и знакомьтесь с нашими материалами еще более оперативно!
Новости по теме