«Пришло время расстаться с иллюзиями в отношении России»: National Interest призвал Трампа возродить инструменты холодной войны

U.S. Army members march during the Veterans Day parade in New York, U.S., November 11, 2017. REUTERS/Eduardo Munoz - RC141FCD0420

Американскому руководству пора отказаться от непоследовательного отношения к путинской администрации и выработать против России обширную политическую стратегию, которая была бы направлена на противодействие Москве как одному из главных противников. Такая рекомендация содержится в материале Николаса Гвоздева из Военно-морского колледжа США, редактора журнала National Interest. Newsader представляет полный перевод его аналитической статьи. Несмотря на краткость содержания, этот текст кажется нам важным документом, способным послужить для Белого дома ориентиром по поводу дальнейших шагов в связи с российским поведением, которое становится все более враждебным, разрушительным и хаотичным для западного сообщества и мира в целом. 

Пришло время расстаться с иллюзиями в отношении России. Слишком долго специалисты по национальной безопасности США колебались в отношении Российской Федерации, плавая между двумя разными оценками: одна из них признает РФ геополитической угрозой "номер один", в то время как другая считает необходимым пренебречь активностью державы, чей ВВП на душу населения равен португальскому.

Такая неопределенная позиция приводит к худшему из всех возможных результатов: этот двойственный подход, с одной стороны, рассматривает Россию как конкурента и противника, а с другой — не стимулирует Америку к инвестициям в безопасность, позволяя надеяться на то, что российская угроза испарится после того, как российский режим рухнет под тяжестью экономических, политических и демографических проблем.

В 2018 году, особенно после переизбрания Владимира Путина на пост президента, ситуация стала ясна как никогда. Россия отвергает партнерство, предлагаемое на условиях США, особенно если это означает для Москвы необходимость соблюдать правила западной цивилизации. Принимая меры по обеспечению того, что, по мнению Кремля, является национальными интересами России, путинская администрация предприняла целый ряд шагов, таких как аннексия Крыма, которые не позволили Соединенным Штатам наладить более тесные связи с Москвой.

По сравнению с временами Обамы, в нынешнем году у администрации Трампа осталось гораздо меньше "морковок", которыми США могли бы поощрить Россию к изменению поведения. Огромная стопка санкционных пакетов вкупе с недавним дипломатическим демаршем, последовавшим в ответ на отравление Скрипаля — все это означает, что у Вашингтона больше не осталось для Кремля способов поощрения, а есть лишь инструменты принуждения и растущие возможности сдерживания, которые могли бы воспрепятствовать дальнейшим враждебным для США действиям РФ.

Трезвый анализ показывает, что в рамках стратегии по усилению сдерживания России США должны рассмотреть вопрос о том, чтобы повысить расходы в гораздо более широком спектре инструментов госуправления, а не только в сфере военных закупок. Речь идет об областях, которые атрофировались после окончания холодной войны. Сюда относятся, в частности, такие направления, как информационная и общественная дипломатия. Это означает необходимость оживить союзы и отложить в сторону некоторые проекты, которые являются раздражителями для отношений с партнерами. В числе таких усилий, с которыми бы стоило повременить Трампу — ужесточение торговой политики в отношении Германии и Кореи.

Между тем, среди американцев до сих пор нет внятной дискуссии о том, что именно потребуется для реализации описанной выше стратегии в отношении РФ. Рассуждения о российской угрозе остаются уделом узкого круга вашингтонского истеблишмента и не переводятся на ясный язык политиков, которые могли бы объяснить американским налогоплательщикам, почему они должны взять на себя бремя по содержанию программы, направленной на защиту от России.

Другая иллюзия заключается в том, что якобы вслед за минувшими президентскими выборами российский народ сам поднимется на протесты, как это случилось в Сербии в 2000 году, в Грузии в 2003 году и в Украине в 2004 и 2014 годах. При этом сохраняется ложная уверенность в том, что российская угроза уйдет сама по себе после того, как в Кремле засядут Алексей Навальный или Ксения Собчак.

Еще одна иллюзия заключается в том, что в долгосрочной перспективе Россия обречена. На первый взгляд, так и есть: к 2050 году экономическая и военная мощь России радикально уменьшится. Тем не менее, в течение ближайших нескольких лет Россия будет сохранять достаточный запас экономической и военной прочности, который позволит ей оставаться глобальным игроком. Стратегия ожидания краха России к середине столетия выглядит безрассудной, если учесть, что требуется выработать подход на ближайшие шесть лет правления Владимира Путина — до 2024 года.

Аналогичным образом для США было неверно подталкивать Москву к более тесному сотрудничеству с Пекином. Это вошло в противоречие с прежней стратегией, которая сохранялась на протяжении четырех десятилетий и заключалась в том, чтобы Россия и Китай больше вкладывались в отношения с Соединенными Штатами, нежели в дружбу друг с другом. В Вашингтоне ошибочно полагали, что сближение этих держав будет невозможно из-за исторических противоречий между ними. Да, россияне действительно беспокоятся о китайской угрозе российскому Дальнему Востоку, да и китайцы предпочли бы повернуть вспять имперские завоевания России, произошедшие в девятнадцатом веке. Однако Москва и Пекин в итоге продемонстрировали способность отложить в сторону свои националистические амбиции ради тех преимуществ, которые сулит им более тесное сотрудничество. Опять же, можно предположить, что китайская сверхдержава к 2050 году действительно может преуспеть в том, чтобы вернуть себе Восточную Сибирь, но для Соединенных Штатов было бы неправильно сидеть сложа руки в надежде на китайско-российскую вражду.

Разумеется, бесполезно рассчитывать на сделки с Кремлем до тех пор, пока там сидит Путин. Но, учитывая воспитанный им культ личности президента, есть вероятность, что его преемник продолжит править в том же стиле. Как бы то ни было, Америка должна понять, на какие компромиссы во внешней политике мог бы пойти тот, кто придет после Путина. Решит ли он ослабить влияние России в Евразии, отодвинувшись от стратегического партнерства с Китаем и позволив тому укреплять свое присутствие в Южном и Восточно-Китайском морях? Станет ли он дистанцироваться от Ирана, что приведет к сокращению зависимости Тегерана от Москвы? Преодолеет ли он сопротивление российского истеблишмента, чтобы присоединиться к торгово-инвестиционному трансатлантическому партнерству? Пойдет ли он на то, чтобы просубсидировать разницу между более дешевым сланцевым газом из США и более дорогим российским топливом для того, чтобы убедить европейских потребителей покупать голубое топливо из РФ, а не из-за океана? Не будет ли он сопротивляться дальнейшему расширению НАТО?

Лично Путин, как представляется, понимает, что его ждет период длительной конфронтации с США — и готовится к нему. Тем временем подход США пока что остается реактивным и фрагментарным. Что ж, настало время попрощаться с иллюзиями. В противном случае Америка просто не сможет разрабатывать и проводить устойчивую политику в отношении России.

Подпишитесь сейчас на страницу Newsader в Facebook: жмите кнопку "Нравится"

Новая возможность: Подпишитесь на канал Newsader в TELEGRAM и знакомьтесь с нашими материалами еще более оперативно!

Материал подготовил Александр Кушнарь, Newsader

Новости по теме