National Interest: Конец либерального миропорядка?

11217004

Заложенный в середине прошлого столетия либеральный миропорядок, который базируется на американском доминировании, подходит к концу, считает вице-президент Института Катона Кристофер Пребле, который известен также как автор книги под названием "Проблема власти: Как американское военное доминирование делает нашу жизнь менее безопасной, богатой и свободной". Он полагает, что Америке необходимо разработать новую концепцию политического мироустройства так, чтобы она соответствовала реалиям, в которых, по мнению эксперта, ни у одной страны нет возможности единолично определять судьбу мира. Newsader представляет полный перевод статьи в журнале National Interest под названием "Конец либерального миропорядка?" 

 

В минувшие несколько недель, которые прошли со времени саммита НАТО в Брюсселе и последовавшей за ним встречи Трампа с Путиным, журналисты и эксперты оплакали уход США с мировой арены и пожаловались на грядущие темные времена.

Роберт Каган из Бруклинского института на страницах Washington Post негативно оценил итоги брюссельской встречи и заявил о наступающем мировом кризисе.

Его коллега Джеймс Кирчик проявил больший оптимизм, высказав мнение, что либеральный порядок не может быть "просто уничтожен капризами одного человека, пусть даже президента Соединенных Штатов". По его мнению, либеральный миропорядок с его фундаментальными ценностями действительно достаточно прочен и потому способен пережить срок правления одного отдельно взятого президента. Трамп мог бы серьезно навредить или даже уничтожить эти ценности, однако пока преждевременно утверждать, что у него это получается.

Оба автора разделяют общее убеждение по поводу того, что либеральный порядок ценен, пусть они и сомневаются в его долговечности. Однако нам следует усомниться в обоих позициях. Мировой порядок под руководством США всегда содержал элементы конфликта. Как пишет Пол Станиланд в Lawfare, "сторонники этого миропорядка зачастую очень узко и избирательно трактуют историю", в которой "неоднозначные итоги либо рассматриваются как отклонения от правил, либо признаются неверно понятыми".

Кризис, возникший в президентство Трампа, стал результатом того, что политический истеблишмент предпочитал полагаться на мифы и игнорировать недостатки описанной выше концепции. Примером такого мышления как раз являются комментарии Кагана и Кирчика.

Ностальгические переживания "мешают Вашингтону провести необходимую переоценку своей глобальной стратегии", объясняет Патрик Портер в своем недавнем докладе для Института Катона. По его словам, "бесконечное восхваление «либерального порядка» мешает трезво анализировать провалы в прошлом" и "вредит созданию работоспособного проекта в будущем".

Построение этого "работоспособного проекта" начинается с ясного понимания того, в чем состояла цель прежней концепции и почему ее не удалось достичь. Требуется честная оценка того, какие риски и тяготы американский народ будет вынужден вытерпеть в ходе становления будущего миропорядка, который будет уже не столь зависим от американской власти и в котором мнение американцев будет учитываться в меньшей степени.

Томас Миней и Стивен Вертхайм пишут, что требования американских граждан об изменении внешней политики не должны игнорироваться, однако вместо этого внешнеполитические элиты "сплотились перед совершенно убогой идеей под названием «все, что угодно, лишь бы не Трамп», что вызывает у людей еще большее раздражение и превращает очередные выборы в разводной мост".

К счастью, серьезные внешнеполитические аналитики — в том числе Брюс Джентлсон, Грэм Эллисон, Хизер Хёрлбурт , Ребекка Фридман Лиссер, Мира Рапп-Хупер и Ник Данфорт — признали, что даже при всем желании повернуть время вспять не удастся.

По мнению того же Кирчика, "трампизм" — проходящее явление, однако вместе с остальными "ностальгистами" он не желает замечать те драматические изменения в геополитике, которые произошли с момента основания прежнего миропорядка.

"С самого начала существования либерального миропорядка и на протяжении многих десятилетий США обладали силой и богатством, благодаря которым удавалось поддерживать эту систему, — пишет Джентлсон. — Предполагалось, что сохранялся баланс между тем, что Америка отдает миру, и тем, что получает от него. Как бы то ни было, у всех прочих не было возможностей изменить этот расклад. Теперь, однако, ни одна страна не обладает достаточным весом для того, чтобы единолично устанавливать правила. Все больше стран переходит из разряда пассивных объектов в разряд действующих субъектов". По этим и другим причинам у США "не может быть возврата к той роли и той системе, которыми мы наслаждались прежде".

Лисснер и Рапп-Хупер согласны с этим утверждением. "Прекращение американского военного, экономического и политического доминирования" подрывает самые основы миропорядка, и эта проблема "не испарится после ухода Трампа из Овального кабинета", пишут они в материале для The Washington Quarterly.

Это высказывание трудно назвать оптимистичным, однако его авторы, во всяком случае, признают необходимость преодолевать проблему, а не просто сокрушаются или же, напротив, беспечно надеются на лучшее. Наше внимание должно быть сосредоточено на том, чтобы разработать надежные альтернативы мировому порядку, который в течение последних семидесяти лет верой и правдой служил доброй половине человечества. В конце концов, даже скептики признают, что он оказался хорош по сравнению с остальными.

"Здесь речь идет не о легитимности глобального американского доминирования и не о многих его преимуществах, — говорит Портер. — Если какая-то сверхдержава и родилась из обломков мировой войны в середине прошлого века, то мы должны сказать спасибо за то, что это были Соединенные Штаты — учитывая, что имелись и тоталитарные альтернативы".

Однако успехи прошлого не гарантируют результатов в будущем. Ностальгия по старому порядку, основанному на американской гегемонии и избирательном изучении истории, а также умышленном игнорировании нынешнего баланса политической и экономической мощи, не должно мешать нам видеть проблемы текущего мироустройства. В противном случае нам не удастся выработать разумную альтернативу на будущее.

Пусть Каган и Кирчик продолжают сопротивляться мысли о том, что альтернатива нынешнему миропорядку возможна и даже необходима. Однако потенциал представленных здесь размышлений дает надежду на то, что истеблишмент все же прислушается к ним, а не продолжит надеяться на то, что Америка сможет и в следующие десятилетия проводить нынешнюю внешнюю политику.

Подпишитесь сейчас на страницу Newsader в Facebook: жмите кнопку "Нравится"

Новая возможность: Подпишитесь на канал Newsader в TELEGRAM и знакомьтесь с нашими материалами еще более оперативно!

Перевод подготовил Александр Кушнарь, Newsader

Новости по теме