Война против Грузии: Поражение российской дипломатии и потеря Москвой влияния на постсоветском пространстве

35943760_2278132005532108_7606868568524718080_o

Восьмого числа восьмого месяца восьмого года, когда весь мир следил за открытием Пекинской Олимпиады, внимание россиян было приковано к Южной Осетии, где, как утверждали российские СМИ, грузинские войска начали активную бомбардировку Цхинвали. С тех пор прошло десять лет. По случаю юбилеев принято говорить речи и подводить итоги. Сделаю это и я.

ИТОГ ПЕРВЫЙ: ПОРАЖЕНИЕ РОССИЙСКОЙ ДИПЛОМАТИИ.

Бомбежка Гори и Поти знаменовала триумф российского оружия. Многие россияне были склонны видеть в разгроме Грузии возрождение боевой славы Отечества, при этом закрывая глаза на разрушение грузинских городов и поселков. В гончарном деле слепить горшок – это лишь часть дела. Слепив, его надо продать. Продать продукт под названием «независимость Южной Осетии и Абхазии» Путину не удалось. Так образом, военная победа России обернулась ее полным поражением на дипломатической арене.

Задуманная как «наш ответ» Америке, признавшей независимость Косово, неудача с получением легитимного статуса для Южной Осетии и Абхазии оголила всю беспомощность Путина как политика и показала, насколько, на самом деле, с Кремлем за пределами России никто не считается. Помню, как во время дебатов по поводу Косово многие в России ликовали: мол, Запад сам дает нам карты в руки – теперь у нас будет прецедент, теперь у нас на Кавказе развязаны руки, теперь мы вам покажем. Но так ничего и не показали. И до геноцида осетинского народа, о котором заявляли в Кремле, дотянуть не удалось. В то время как независимость Косово на сегодняшний день признало 111 страны-члена ООН, включая практически все западные державы, Абхазию и Южную Осетию (помимо России) признает 4 (!) государства. Среди них самыми «западными» по развитию следует считать Венесуэлу и Никарагуа. Остальные два представляют собой вымирающий тихоокеанский остров Науру и разодранную на куски Сирию, формальный лидер которой, Асад, не конторлируте и половину ее территории. В их компании были еще и Вануату с Тувалу, но там, видимо, долго не могли разобраться, чем Абхазия и Южная Осетия отличаются от Грузии, все время путались, и то объявляли о признании, то брали свои слова обратно, и в конце концов, установили дипломатические отношения с Грузией, отвернувшись от сепаратистских территорий и, тем самым, унизив Россию.

Кстати, и согласие Науру не вызывает большую гордость за новые кавказские республики, ибо было получено в обмен на «гуманитарную помощь» от России в размере 50 миллионов долларов. Заметьте, что население этого острова – ок. 9 300 человек. Таким образом, признание со стороны 1 островитянина обошлось российским налогоплательщикам в каких-то $5 400. Науруанская модель могла бы принести Южной Осетии и Абхазии всемирное признание. 6,95 миллиардов (население Земли без учета населения РФ и других «признавантов») умножаем на $5 400. Получается 37.5 триллионов долларов. Но готов ли Кремль на такие расходы?

Итак, 4 голоса (не считая голоса самой РФ) за 10 лет. 111: 4 в пользу Запада. Наверное, с таким счетом баскетбольная сборная США могла бы выиграть у того же Науру. И никаких перспектив на то, что ситуация изменится в лучшую сторону. Таков печальный итог российской дипломатической работы по обеспечению международного признания Абхазии и Южной Осетии.

ИТОГ ВТОРОЙ: ПОТЕРЯ РОССИЕЙ ВЛИЯНИЯ НА ПОСТСОВЕТСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ.

Характерно, что никто из постсоветских государств до сих пор не признал независимость российских протеже. Более того, Война 8.8.8 привела к дальнейшему сплочению этих государств против режима Путина. Латвия, Литва, Эстония, Украина при поддержке целого ряда западных держав образовали политическую коалицию с Грузией, создавая препоны продвижению интересов России в регионе.

От прибалтийских государств другого ожидать было и нельзя, а действия Украины объясняли антироссийскими настроениями Тимошенко и Ющенко. Но когда на смену им пришел Янукович, человек, промосковской ориентации, ничего все равно не изменилось. И уж совершенно обескураживающей для внешней политики Кремля выглядит позиция Беларуси, члена эфемерного Союзного Государства. Казалось бы, даже закадычный друг Минска, покойный Чавес, подружился и с Абхазией, и с Южной Осетией. Казалось бы, весь Евросоюз, ненавидящий Беларусь, не признает их. Только из-за этого можно было бы уже открыть белорусское посольство и в Сухуми, и в Цхинвали. Ан нет, не хочет Лукашенко этого делать. Не хочет лишний раз позориться.

Вот таковы последствия российской политики после Войны 8.8.8. Две симпатичные, но совершенно недееспособные республики держатся исключительно на поддержке со стороны режима Путина, который пошел на принцип и не желает признаться себе в крахе своего кавказского проекта. Большого политического будущего у этих республик нет. Но свою независимость от Грузии они могут сохранить хотя бы частично – например, став членами федерации, как по условиям Дейтонских Соглашений это было сделано для Республики Сербской в составе Боснии и Герцеговины. Для этого Грузия должна пересмотреть принципы своего государственного устройства. Есть, конечно, и другие варианты решения проблемы, но пб этом лучше поговорить в отдельном посте.

Леонид Сторч, специально для Newsader

Новости по теме