Петров и Боширов идут на абордаж

корабли

Посреди нейтральных вод Россия атаковала и захватила украинские корабли вместе с 24 военнопленными моряками, ранив нескольких из них. Теперь они находятся не просто на территории противника. Их удерживает агрессор, противопоставивший себя всем мыслимым нормам современного мироустройства. Это означает, что нет никаких гарантий того, что информация об их судьбе, которую мы получаем в последнее время, является хоть сколько-нибудь достоверной. Это обстоятельство делает этих людей героями особого ранга: более двух десятков служащих ВМС Украины, оказавшихся в информационной изоляции на предельно враждебном поле, теперь отстаивают не только суверенитет собственной страны, но и честь всей цивилизации — без всяких гарантий для собственных жизней и свобод.

От того, какие меры предпримут западные страны и их союзники против Москвы, зависит наше понимание того, в каком мире мы живем. Будет ли он миром трусов или, наоборот, миром достойных? Этот вопрос, ясное дело, возник не сегодня и даже не четыре года назад — с началом вероломного вторжения московского ханства в страну, которая решила выйти из колониальной зависимости от кремлевской орды. Еще десятью годами ранее — во время нападения российских войск на Грузию — у мирового сообщества был шанс на корню пресечь трансформацию России в квази-террористическое мировое подполье, которое крадет территории и людей. Этот тест западная цивилизация успешно провалила. Она одумалась лишь спустя 6 лет, когда с неба посыпались обломки малазийского боинга.

Здесь будет не лишним напомнить о тактике выжженной земли, которая применялась российскими Вооруженными силами в Чечне двадцать лет назад. Именно тогда начало "закаляться" поколение современных ветеранов российской агрессии, у которых выхолащивалось всякое представление о нормах ведения войны. Теперь мы видим этих ветеранов на полях сражения в Южной Осетии, Донбассе и Сирии: то же бесчеловечное сравнивание с землей одного жилого квартала за другим. Запад счел чеченский конфликт "внутренним делом" Москвы и продолжал относиться к ее поведению таким же образом, в общем-то, даже тогда, когда российские танки были брошены на Тбилиси.

Акт государственного пиратства, совершенного Россией в Керченском проливе — это, разумеется, очередное звено в цепи этой продолжающейся глобальной стратегии Кремля по возвращению человечества на стадию жестоких империй доиндустриальной эпохи. В то же время это новый виток конфронтации, на который и реагировать следует по-новому. Этот инцидент призван перевернуть представления Запада о России столь же серьезно, как это произошло после гибели 298 человек в небе над Донецкой областью. В обоих случаях мы имеем дело с пересечением Россией "красной линии" в международном масштабе. Одно дело — конфликт двух государств, пусть и с участием России в виде очевидного агрессора. Другое дело — принцип "нейтральных вод". Так это воспринимают в США и Европе. Именно поэтому уже сейчас ясно, что реакция на столкновение в Черном море будет отличаться от реакции на враждебные действия Москвы в отношении суверенитета стран, которые многими международными лидерами по-прежнему воспринимаются как сателлиты Кремля.

В этом заключается главная причина того, почему Трамп с такой демонстративной открытостью отменил встречу с российским президентом на саммите G20, который всегда преподносился Россией в качестве одной из ключевых мировых площадок, откуда ее еще не решились изгнать. Для вашингтонского политического истеблишмента и всего американского народа нападение на моряков в международных водах — это происшествие из категории сбитых гражданских лайнеров, потому что завтра на месте украинских моряков теоретически могут оказаться американские — пусть и не служащие ВМС, а гражданские лица (поскольку в Кремле, конечно же, прекрасно знают, чем завершится для россиян их попытка заарканить американский эсминец).

Объективно поступок Трампа стал тяжелым ударом по имиджу России и персонально Владимира Путина. Одно дело — не назначить встречу, с самого начала сославшись на загруженный рабочий график, и совсем другое — разорвать договоренность после ее достижения, объяснив это неприемлемым поведением визави. Неспроста глава Белого дома прямо объяснил свой демарш морским эпизодом близ оккупированного Крыма. Задача состояла в том, чтобы на самом высоком уровне выдвинуть обвинения в адрес российского руководства — что, как мы можем заметить, не характерно для государственной машины США, предпочитающей делегировать выдвижение таких обвинений чиновникам среднего ранга. Госдепартамент расшифровал послание главы государства с предельной ясностью: "изоляция" — вот что ожидает Москву до тех пор, пока она не освободит заложников. Украинские политзаключенные в российских тюрьмах — это для западных лидеров совсем не то же самое, что военнослужащие Украины, захваченные Москвой посреди общего для всех моря.

Помимо президента США, целый ряд зарубежных фигур и институций высказались за последнюю неделю в поддержку Киева в ситуации военно-морской агрессии со стороны России. Она в очередной раз оказалась абсолютно одна. Не было заявлено ни единого голоса в ее поддержку, хотя мы наблюдаем осторожные заявления нескольких стран — в том числе, к сожалению, европейских, — которые свидетельствуют об их нежелании портить отношения с Москвой. Тем не менее, ни одна страна мира — даже, кажется, ближайшие союзники Путина — не спешит заявлять о том, что она одобряет захват катеров с экипажем.

В первые дни после похищения украинских моряков евроатлантические структуры ограничиваются дипломатическими шагами. Однако очевидно, что это лишь начало процесса. Даже после аннексии Крыма — неслыханного посягательства на международный порядок — мировые лидеры не спешили наращивать санкционное давление на Владимира Путина, пытаясь прощупать у него пульс разума. Теперь, когда все давно убедились в отсутствии такового, остается вопрос времени — когда именно будут приняты более "материальные" меры, помимо документов декларативного характера. По меньшей мере, ясно, что запланированные ранее американские санкции будут приняты в их более жестком варианте. Как следует из недавних сообщений в СМИ, это произойдет уже в первые месяцы следующего года, когда Конгресс начнет заседать в новом составе. И пусть Франция с Германией традиционно не спешат реагировать на очередное дно российской агрессии — они и Ирану готовы обеспечить обход санкций США, лишь бы спасти свои миллиардные инвестиции. Важно то, что в Евросоюзе теперь никто не посмеет заикнуться о смягчении санкционного режима против Кремля. Более того, есть реакция украинских властей, которая имеет куда более осязаемый характер, нежели разного рода заявления. Тотальный запрет на въезд российских граждан (не только мужчин, но и, кажется, женщин) — это давно назревшая мера, которая существенно сократит агентурные возможности Кремля в Украине. Ожидаемое закрытие украинских портов для российских кораблей — это, по всей видимости, еще один скорый удар по Москве.

Могло ли российское руководство просчитать все эти разрушительные для России последствия ее невменяемого поведения на море? Ряд аналитиков сейчас пытается нас убедить в том, что в Кремле якобы предвидели подобное развитие событий и сознательно пошли на обострение. Точно так же, как мне помнится, полгода назад эксперты — совершенно некремлевские — в один голос рассказывали о том, что трагикомедия в Солсбери — это якобы реализация тайного кремлевского сценария. Тогда немногие готовы были признать то, что вскоре признали даже в самой российской разведке — тотальный провал российских спецслужб и полная их деградация до уровня дворового инфантилизма.

Вот и теперь, когда мы всем миром слушаем перехваченные украинцами переговоры российских военных в Черном море, некоторые почему-то склонны скорее узреть гениальные замыслы Кремля, чем идиотизм заседающих там персонажей. Подобный подход прекрасно проиллюстрировал Владимир Пастухов, когда заявил на "Эхе Москвы" 30 ноября, что не может поверить в то, что "в Кремле сидят дебилы, которые не считают на такие элементарные два шага вперед". Когда "Петров" и "Боширов" разгуливали под видеокамерами, а их коллеги потом попались на попытке взломать компьютеры ОЗХО — это в Кремле тоже планировали заранее? А раскрытие допинг-схемы? А разгром американскими ВВС российских наемников под Дэйр-эз-Зором? А уничтожение самолета радиоэлектронной разведки силами САР, после которого доставленные в Сирию комплексы С-300 до сих пор стоят в неразвернутом состоянии, в то время как Израиль продолжает бомбардировки под носом у Асада и российских войск? А вмешательство в американские выборы, которое обеспечило разрыв отношений с США на целые поколения вперед? А уничтожение гражданского самолета в небе над Донбассом с последующим разоблачением ростовской зенитной бригады? Что это, если не обычный непереводимый российский "авось"?

Все куда прозаичнее: Путин и его соратники — это все те же Петровы и Бошировы. В них нет никакой магии. Самые обычные недоучки с крайне посредственными умами, социопатическими наклонностями и неограниченной властью. "Особенными" их делает только доступ к ядерному оружию, но и с ним они, по всей видимости, умеют обращаться не лучше, чем сирийские военные с С-200, которые сбивают все что угодно, кроме израильской авиации и ракет. Только наличие ядерных боеголовок делает армию России отличной от иракской, с которой американская расправилась в считанные недели в 2003-м году. Нам рассказывают о том, как в Кремле готовятся к мировой войне и долгосрочной изоляции на десятилетия. Но такие рассуждения совершенно не учитывают того факта, что для Путина и его команды нет никаких десятилетий. Они живут в лучшем случае несколькими месяцами, а порой не способны осознать даже того, что произойдет через три дня: в воскресенье их военная банда кричит про украинский катер "дави его!" (попутно нанося крупные повреждения своему же кораблю ВМС), а уже в четверг американский президент публично вытирает ноги о российского. Когда в Кремле давали Пригожину добро на вторжение в политическую систему США, а затем аплодировали победе Трампа, никто не думал, что это приведет лишь к тому, что Россия попадет в список главных врагов США в рамках их новой стратегии обороны.

Именно так, без всякого адекватного экспертного анализа, принимались все решения по крупным международным операциям — от Крыма до Сирии. За ними следовали гигантские человеческие и финансовые потери для страны. Российская пропаганда всякий раз вынуждена была искать оправдания всему этому безумию, и даже в момент самых очевидных фиаско ей приходится лепить хоть сколько-то приятный для российского обывателя пейзаж — вроде того, на котором Трампу, оказывается, эта встреча в Буэнос-Айресе нужна была не меньше, а то и больше, чем Путину. В этих своих анекдотических поползновениях кремлевские дезинформаторы даже не осознают, в какое маргинальное положение ставят и свою страну, и ее руководителей, и население. Признание провала в данном случае было бы более приемлемым, однако российская машина не умеет останавливаться — она может лишь нестись к пропасти. Именно в рамках этой логики совершалось нападение на украинские корабли, а не с какой-то особой долгосрочной миссией. То, что произошло неделю назад — всего лишь новый шаг в сторону массового российского суицида. Только  будет он отнюдь не "ядерным", как полагают некоторые. Эта цивилизованная смерть будет протяженной, обыденной и бесславной. Как смерть алкоголика в канаве.

Подпишитесь сейчас на страницу Newsader в Facebook: жмите кнопку "Нравится"

Новая возможность: Подпишитесь на канал Newsader в TELEGRAM и знакомьтесь с нашими материалами еще более оперативно!

Материал подготовил Александр Кушнарь, Newsader

На фото — скрин из видеозаписи, перехваченной украинскими военными

Новости по теме