Александр Сотник: Травля в лучших традициях Совка

Кушнарь

Во вторник, 20 сентября, широкой общественности стало известно о вынужденном отъезде из России журналиста Александра Сотника, который является главой одноименного Youtube-телеканала. Его феномен складывается из уникального набора четырех составляющих, определивших особое положение этого общественного деятеля в посткрымской России — известность, независимость, незапятнанная репутация и оппозиционный оттенок журналистикой работы. При нынешней структуре российской власти, уверенно регрессирующей к классическим тоталитарным странам-изгоям, существование фигуры с таким набором социальных свойств становится выживанием в экстремальных условиях.

Сотник 6

В этом смысле главный показатель — это число подписчиков проекта Sotnik-TV, которое на момент написания данной статьи превысило 131 тысячу человек и продолжает демонстрировать непрерывный рост. Популярность Facebook-аккаунта, известного под именем "Саша Сотник", соответствует его "телевизионной версии". В настоящее время он имеет более 86 тысяч поклонников, очень активно реагирующих на регулярно публикуемые им сообщения, о чем свидетельствует множество отметок "нравится" и "поделиться" под каждым из постов. Между тем, любой профиль, преодолевающий рубеж в полсотни тысяч единомышленников, оказывается под пристальным вниманием со стороны кремлевских "баньши" — злобных духов из ирландского фольклора, чье появление перед жилищем знаменует скоро погибель его обитателей. Кому, как ни архитекторам "Империи зла", ведать о роли всенародной любви, сокрушающей неприступные стены Бастилии?

Не менее важен финансовый аспект, формирующий абсолютную неподконтрольность Sotnik-TV внешним силам, будь то коммерческие или правительственные. Как не устает подчеркивать телеведущий, единственным адресатом благодарности здесь выступает аудитория телеканала, поскольку он существует исключительно благодаря частным пожертвованиям и стандартной контекстной рекламе. Главным двигателем, однако, был и остается энтузиазм участников Sotnik-TV, ведь функционирование канала не прекращается и тогда, когда по тем или иным причинам возникают перебои с денежным "топливом". Для "псов режима" коммерческая самодостаточность медиа-ресурса, выживающего за счет роя неуловимых сподвижников — это следующий уровень опасности, поскольку лишает их одного из главных рычагов давления — возможности централизованно перекрыть оппоненту рублево-долларовый кислород.

Такое препятствие вынуждает их обращаться к другому инструменту — механизму дискредитации через "Большую стирку" грязного биографического белья, коего, по убеждению адептов школы Комитета госбезопасности, можно немало отыскать в каждом потайном шкафу — если хорошенько порыться. Однако и на этом пути сексотов ожидало разочарование, о чем свидетельствует масса бессодержательных анонимных третьесортных фельетонов против Александра, разбросанных по малоизвестным известным сайтам. Такими же немощными выглядят и более высокопоставленные жабы в демонологической вертикали власти — вроде Владимира Соловьева, который рекомендует своему противнику обратиться к психиатру: пресловутая проекция "по Фрейду", в которой психиатрическая помощь нужна самому Владимиру вместе с доведенными до безумия поглотителями "Поединков" и "Воскресных вечеров". В итоге "враги открытого общества" не смогли выдавить из своих бесталанных тел ничего, кроме оскорбительных кляуз, начисто лишенных вкуса и, что самое важное, фактуры — фактуры, которая хоть в чем-то обличала бы объект преследования: за минувшие три года супостатам так и не удалось выудить ни тайных транзакций, ни темных пятен в бэкграунде.

Единственное, что им оставалось — это оказать прямое давление в отместку за "антисоветскую агитацию" Сотника и его детища, обвинив в сломе "скреп", антипатриотизме и сотрудничестве с евроориентированными силами. Именно четвертый элемент упомянутого выше "квартета" — контент, ставший политическим яблоком "добра и зла", которое предлагается вкусить зрителям телеканала — оказался точкой отчета, где началось незримое и в то же время ощутимое противостояние между Александром и радетелями путинских нравов. Нет секрета в том, что концепция телеканала и персональная позиция его руководителя — это само воплощение ненависти к путинизму, пожирающему плоть и разум всех соприкоснувшихся с ним, а равно беспощадная критика российского населения, поддавшегося губительному "опиуму для народа".

Ирония, впрочем, такова, что лейтмотив вражды между Сотником и "гэбухой", как он ее называет, закрутился вокруг вполне нейтрального телевизионного жанра — социологических опросов, проводимых среди случайных прохожих в Москве и провинциях. Казалось бы, чем может быть вызвано недовольство "товарища майора", если результаты прогулок операторской команды Sotnik-TV подчас лишь подтверждают выводы псевдосоциологических служб вроде ВЦИОМ? На первый взгляд, видеосюжеты то и дело оканчиваются торжеством 86-процентного homo soveticus — продукта, производимого целым сонмом кандидатов в гаагские подсудимые от Киселева до Симоньян. Тем не менее, внимательный анализ явит целую картину нюансов, опровергающих поспешные выводы: у "державно" настроенных проскальзывает и путаница в показаниях, и признание в собственном бессилии, и вынужденное принятие противоположной позиции, и с трудом скрываемый страх высказать правду, и, наконец, характерная индифферентность. Она отнюдь не тождественна тому ярому принятию навязываемой мифологической реальности, о котором твердят прикормленные регистраторы социальных настроений.

Одним словом, даже так называемое активное путинское большинство на экране Sotnik-TV превращается в пассивных сомневающихся индивидов со всей их естественностью, искренностью и незамысловатой прямотой. При этом столь эффектное разоблачение кремлевских фокусников с выходом на телеэкраны чудовищных химер — лишь полбеды для сотрудников центра "Э". Вторая часть "Марлезонского балета" исполняется еще более монструозными танцорами — респондентами, которые прямо опровергают расхожие пропагандистские штампы, а то и откровенно симпатизируют либерализму. Максимальный экстаз достигается в телевыпусках, оканчивающихся тотальным разгромом официальных сводок о "едином порыве". Ярчайший пример здесь — ролик, в котором практически все опрошенные москвичи отказались отдавать сбережения на войну, в то время как ВЦИОМ оценил долю тех, кто сознательно отдал бы Кремлю деньги из-под подушки, на уровне 50 процентов.

Из той же серии — опрос, показавший, что большинство москвичей скептически отнеслись к выборам.

Во многих материалах заголовки говорят сами за себя: "Москвичи: "Еда с лопаты - это не нормально!", "Стон московских трущоб", "Ростовские шахтёры объявили голодовку", "Москвичи: "ФСБ не верим и войны не хотим!", "Москвичи: "Денег нет? — Мы все уедем!..". Видеоролики имеют от нескольких десятков до нескольких сотен тысяч просмотров с рекордом свыше полутора миллионов, что не могло не обеспокоить кремлевских наблюдателей. Сотник — в отличие от радиостанции "Эхо Москвы" и телеканала "Дождь" — оказался практически единственным реально неподконтрольным оппозиционным журналистом, чьи продукты пользуются столь высокой популярностью в Сети, а потому было признано, что он представляет прямую информационную угрозу для прокремлевской ментальной матрицы.

В отместку российские спецслужбы обрушили на него весь арсенал общеизвестных орудий. Цель спецоперации — оказать психологическое давление, превратив жизнь в сплошную череду стрессов, которые помешали бы Сотнику продолжать работу. Пока "пехота" в виде троллей атаковала профили, к делу подключилась ударная артиллерия — виртуальные бандиты, которые с некоторых пор повадились регулярно угрожать Александру физической расправой и убийством. Соответствующие телефонные сообщения и звонки с неизвестных номеров стали обычным явлением, не говоря уже об многочисленных намеках в социальных медиа. Дополнительной нагрузкой стали организованные нападения троллей на аккаунт Сотника в Facebook. Речь идет о массовых жалобах со стороны прокремлевских активистов, приводящих к автоматической и порой длительной блокировке профиля.

Общение Александра с силовиками происходило не только "удаленно". Следует вспомнить пару эпизодов более "тесного" контакта. В сентябре 2014 года он и его оператор были задержаны полицией на мосту рядом с Красной площадью под печально известным Москворецким мостом — на том самом месте, где позже был убит политик Борис Немцов. "Задержанием команды Sotnik-TV руководил майор Центра "Э" Алексей Окопный, — рассказал Александр. — Менты, которые нас задерживали, объяснили наше задержание тем, что "поступил звонок о том, что у нас бомба". Я ответил: "У нас — камера, а это страшнее атомной бомбы для Путина"

В ноябре 2015 года Сотник был вызван на допрос по делу лидера запрещенного объединения "Русские" Дмитрия Демушкина, хотя и отказался сделать это, сославшись на необходимость повестки. В беседе с изданием Newsader Александр пояснил, что полицейские пытались искать его по месту официального проживания. "Приходили по месту моей регистрации, искали меня, даже под ванну заглядывали", — сообщил он в ходе электронной переписки.

Последней каплей, которая переполнила поистине огромную чашу терпения Александра, работающего под таким прессингом уже четвертый год, стал четко артикулированный план его устранения: очередной телефонный аноним сообщил о том, что в октябре 2016 года на него будет совершено нападение с серьезными последствиями для здоровья. Сотник описал этот инцидент в своем недавнем видеообращении к зрителям, где он рассказал о мотивах своего выезда в Грузию: "Это не эмиграция. Это вынужденная эвакуация на какое-то время. К большому сожалению, количество угроз переросло в качество. Незнакомый абонент с не определившимся номером, доброжелатель, позвонил мне и сообщил, что они готовы потерпеть меня еще до октября-месяца, после чего принято решение перевести меня в «овощной отдел»", — заявил он, добавив, что "вынужден на какое-то время покинуть Россию", где останутся операторы, которые призваны обеспечить бесперебойное функционирование Sotnik-TV.

Переезд не привел к спокойствию, которого добивался Александр. В первый же день пребывания в Тбилиси — уже после того, как он установил местную SIM-карту — ему поступил подозрительный звонок с характерным молчанием на другом конце провода. Поскольку его номер на тот момент был никому не известен, это дало ему уверенность в том, что его телефон отслеживается через специальную аппаратуру, имеющуюся в распоряжении исключительно у органов безопасности РФ.

Вслед за этим прокремлевские средства массовой информации — на сей раз федеральные, чего не случалось прежде — подвергли сомнению профессиональные качества, финансовую чистоплотность, идейность и стойкость Сотника, а также серьезность угроз в его адрес.

Особенно отличился на этом фоне стоящий на острие информационной войны канал "Россия-24", выпустивший оруэловкую "пятиминутку ненависти", которая призвана убедить многомиллионную российскую аудиторию в том, что переезд главы Sotnik-TV — это "PR-акция" в рамках проекта.

О том, что все утверждения в сюжете полностью лживы, знает каждый, кто хоть немного интересуется жизнью, деятельностью и творчеством Александра. Именно поэтому интернет-пользователей не впечатлил продукт киселевской вотчины, о чем свидетельствуют сотни комментариев к сюжету, авторы которых уверены, что происходит всего лишь "травля в лучших традициях Совка". Оптимисты не сомневаются: телеведущие сделали "прекрасную рекламу канала Сотника". Они не ошиблись: в течение всего лишь нескольких часов после выхода в свет сюжета "России-24" телеканал Sotnik-TV приобрел более 5 тысяч новых поклонников.

Сотник 4Сотник 1

Сам Александр тоже не унывает, считая, что все происходящее — это "стопроцентная явка с повинной" для его недругов.

Как бы то ни было, стать антигероем правительственного телеканала, известного массированным применением средств дезинформации — означает не меньше, чем перейти в ранг персональных врагов Кремля. Для телеканала Sotnik-TV это сигнал о том, что его успехи вызывают серьезную тревогу у информационных монополистов России. Проект стал клином, вызвавшим трещину во льдах идеологемы, в которую погрузили страну. У путинской администрации отсутствуют физические возможности для уничтожения проекта Александра: ни Facebook, ни Youtube не подчиняются российской юрисдикции. Личная безопасность, которая до недавнего времени оставалась для Александра слабым местом, значительно укреплена. Речь идет не только о политико-правовых условиях евроориентированной Грузии: Сотник имеет широкую общественную поддержку как внутри России, так и за ее пределами, в том числе в Украине. Не забудем, что популярность Sotnik-TV началась именно с освещения трагических событий, связанных с аннексией Крыма.

Боялся ли Александр за свою жизнь, находясь в России? На этот вопрос он неоднократно отвечал отрицательно. Его волновала судьба близких: российские спецслужбы имеют обыкновение применять тактику захвата заложников. Рад ли он временной смене страны проживания? "Время покажет", — говорит он.

Похоже, что это проблема не личных эмоций, а эффективности развития проекта и самореализации — задачи, которые оказалось невозможно решать в России после ее нападения на Украину. Повальный исход граждан из того бульона ненависти, лжи и насилия, в который Владимир Путин за 17 лет правления превратил Российскую Федерацию — тому подтверждение.

Подпишитесь сейчас на страницу Newsader в Facebook: жмите кнопку "Нравится"

Материал подготовил Александр Кушнарь, Newsader