Brexit: Сепаратистский тренд, который разорвет Россию в клочья

Запольский

Дмитрий Запольский выступил с философским эссе по поводу прогремевшей на весь мир новости о Brexit — темой, оказавшейся для него в некоторой степени  личной. Широкая публика знает нашего автора как эмигрировавшего из России в Финляндию политического аналитика и журналиста-интеллектуала с богатым опытом работы на телевидении. При этом он гораздо менее известен как потомок благородного шотландского рода, представитель которого — Джон Макфарланд — два века назад переехал из Шотландии в Российскую империю. Он не сомневается, что тенденция сепаратизма, заданная Великобританией, через несколько лет доберется и до России, которая, по мнению Запольского, переживает финальную стадию распада, начавшегося столетие назад. 

Первое, что нужно указать: Британия еще не вышла из ЕС, и выйдет ли вообще — неизвестно. В любом случае процесс будет небыстрым и потрясений не повлечет. Brexit не станет катастрофой для Европы, не подарит миру потрясений, очень мало коснется экономики Евросоюза, и вообще этот процесс надо рассматривать совершенно с другой стороны — даже не экономичской и политической, а скорее с философской.

Итак, что предвосхитило решение британцев — пусть и с незначительным перевесом голосов — и почему ЕС сегодня выглядит неустойчивым?

Вообще-то все началось не сегодня и не вчера. После второй мировой войны в Европе сложилась определенная логика жизни — совершено особая уникальная философия постиндустриальной эпохи. Главными «движками» европейского объединения были ощущения людей, переживших ужасы войн ХХ века, когда почти все без исключения европейцы осознали: культура и обычаи жителей Европы гораздо больше связывают всех, чем национально-территориальные различия их разъединяют. Особенно это стало ясно после начала «холодной войны» с СССР, когда мир разделился на два внятных лагеря, отличавшихся, прежде всего, отношением к человеку и его правам. Что первично, что второстепенно — некие "национальные интересы" или все-таки право каждого быть самим собой независимо от буквочек на паспорте? Когда Германия очнулась от полного разгрома, когда стало ясно, что войны никому не выгодны, что выгодно дружить, торговать и взаимоинтегрироваться. А еще случился экономический перекос: Америка во время войны не просто вышла из депрессии, а сказочно разбогатела и стала страной номер один на всей планете. Самое главное: выяснилось, что есть христианский (или христианско-иудейский) мир, который создает позитивные ценности, а есть фашизм, который сначала создает позитив, но одновременно создает и врагов, поэтому разрушителен для своих носителей. Есть и американские ценности, очень удобные для освоения всего нового, но несколько ущербные с точки зрения традиционных культур, так как просты, как грабли, и не привязаны к территориям. И есть остальное. Вот эта граница между «наше» и «остальное» и стала основой евроинтеграции.

Первыми объединились «малые мира сего» — Бенилюкс. Потом стало понятно, что локомотив континента — это все-таки возрождающаяся Германия, первый вагон — Франция, второй — Италия. Где-то едут вагончик с флагом Испании, а перед ним еще несколько скандинавских. И что надо создавать что-то совершенно новое — таможенный союз с политической составляющей. Причем, не просто военно-политическое объединение НАТО, которое уже тогда вовсю действовало под эгидой США, а нечто европейское по духу. Так возник «Общий рынок», к которому после долгих обсуждений и скандалов присоединилась Британия. Но не будем забывать, что экономический союз создавали страны, пережившие либо фашизм, либо войну с фашизмом. И всем было понятно: если создавать объединение, то надо так его закладывать, чтобы не развалилось, а развал мог произойти только по двум линиям — по националистической и коммунистической . В какой-то мере «Общий рынок», созданный в конце пятидесятых, был не просто таможенным союзом, но и общей страховкой от реваншизма. Европа тогда четко осознала формулы своего выживания: национализм = нацизм = фашизм = война = нищета и социальная незащищенность = недовольство системой = активизация марксистов/маоистов/ = популизм политиков = национализация экономики = неэффективность и дисбаланс бюджета = коррупция = нищета. Торговать мало, надо еще стандартизировать правила этой торговли, надо свести воедино законы и унифицировать образование, здравоохранение, правоприменение. Так начал возникать полноценный политический союз в Европе.

Что такое Евросоюз: страна, союз государств или система общих ценностей?

Возникнув как торговый и политический союз обществ Европы, ЕС постепенно стал приобретать черты супергосударства. И вот тут-то с ним случилась плохая история — умер СССР, о своих правах на евроидентичнсть заявила Прибалтика, рассыпалась Югославия, развалилась Чехословакия, привычная карта Европы перекроилась до неузнаваемости. В Европу стала проситься Турция, а Болгарию, Венгрию и Румынию вообще нельзя рассматривать вне континента — кто, если не они? Или мы снова хотим противостояния, новых Варшавских договоров и уродливого объединения под забытой аббревиатурой СЭВ? Нет, придется принимать всех. И ведь приняли — с грехом пополам, но расширили ЕС до трех десятков стран.

Получился, естественно монстр Франкенштейна, политико-экономический мутант-кентавр, сфинкс и полная ерунда. Ну или «я тебя слепила из того, что было». Как можно свести воедино интересы Румынии и Люксембурга? Чехии и Греции? Венгрии и Швеции? Ответ очевиден: с трудом. Через сложнейшую процедуру согласования интересов, через громоздкие институты. Пришлось разводить неизбежную бюрократию. И да, тупую неуклюжую и очень вредную для всех. Но другого пути не было. Брюссельские чиновники стали управлять системой так, как их учили, то есть невзирая на лица, заслуги и давление. И понимая свою задачу просто: надо все обкорнать под общую гребенку, стандартизировать и лишить какой-бы то ни было индивидуальности. В результате возникли пресловутые стандарты ЕС, сельхозквоты и много всякой пакости, которая вызвала недовольство всех без исключения. Особенно, когда пришлось принимать трудовых мигрантов из «ближнего европейского зарубежья» и беженцев из дальнего, совсем даже не европейского.

Но Германия готова была платить, помня уроки своей истории, Франция и Италия, Испания и Финляндия тоже помнили. А вот Греции вспоминать оказалось нечего. И первыми «подлянку» сделали именно потомки Эллинов, когда просто начали "троллить" ЕС, устроив бюджетную ловушку. Как мой сосед по дому — купит в магазине ящик пивасика, выпьет по дороге и спит в кустах. Приедет полиция, посмотрит содержимое карманов. Если нет с собой анаши и оружия, отвезет домой вежливо и высадит возле лавочки у подъезда. А что? Права человека. И ведь он платит налоги, на которые содержат полицию. А то, что налоги он платит с пособия, которое перечисляет на его счет финское государство — так это ведь социальный принцип общества всеобщего благоденствия! Вот так и Греция — ну, потратили деньги, бывает. Ну, неэффективная у них экономика. Но зато — свои. Или им с Путиным в союз вступать и из НАТО выходить? Или вообще хотите, чтобы снова «черные полковники» к власти пришли? Нет? А если с Турцией начнем воевать за Кипр? Тоже не нравится? Тогда платите по нашим счетам, имеем право, мы же Европа! И ведь заплатили, не поперхнулись.

Подпишитесь сейчас на страницу Newsader в Facebook: жмите кнопку "Нравится"

Что произошло в ходе референдума по вопросу Brexit?

Одна из стран провела референдум, показавший незначительное превышение противников членства в Евросоюзе над сторонниками. Причем эти противники — самая малообразованная группа населения, основной возраст их — старше сорока, и они живут в центральной части страны, являются англиканами, то есть приверженцами изначально отделенной, «изоляционистской» конфессии, тогда как ирландцы-католики и шотландцы голосовали против выхода из ЕС. И еще покажут своим южным соседям их место, когда проголосуют на следующем референдуме за отделение от Англии или смогут заблокировать в парламенте процедуру выхода страны из ЕС. Не надо думать, что Британия — единый организм. В этой избушке свои погремушки и они еще наделают шума.

Как я отношусь к результатам референдума?

Со злорадством. Когда мой прапрапрадед Джон Макфарланд уезжал в Россию, чтобы стать камергером цесаревича Павла, он эмигрировал не просто так: шотландскую знать активно «выдавливали» из Королевства, особенно тех, кто ратовал за независимость своей родины. И детей вывез в Петербург, где он сам дослужился до камер-фурьера, став Иваном Парландом, а потомки его обогатили сначала Россию, а потом Финляндию и Швецию целой плеядой выдающихся архитекторов, промышленников, инженеров, писателей и поэтов. Прошло всего-то двести лет и вот она — почти реальная Шотландская республика! С королевой, фунтом стерлингов, но так же со своими налогами и возможностью показать южным соседям средний палец. Что это изменит? Ничего. Как и выход Британии из ЕС. И заход туда Шотландии. Немного турбулентности, много новых тем для разговоров и анекдотов, несколько драк с выбитыми зубами и разбитыми носами на футболе. Много насыщенных ток-шоу и новых реприз комиков-стендаперов. Но в целом — НИЧЕГО. Потому что торговля никуда не денется, система образования не пошатнется, цены на недвижимость упадут несильно, правила дорожного движения не изменятся. Это все движуха. Кипеш. В соседней квартире вечеринка и танцы. Возможно даже — курят косяк. Но не землетрясение, отнюдь.

Чему радуется Кремль?

А кто сказал, что Кремль так уж радуется? Конечно, Путин приложил руку к возникновению нынешнего гигантского потока беженцев, но вот тут требуется понимать: беженцы трудная, но неизбежная для Европы планида. Они НУЖНЫ. Об этом не очень принято говорить вслух, но и культуре, и экономике стран Евросоюза требуется свежая кровь. Есть у этой процедуры «прививки» новой культуры и негативные, болезненные стороны, но процесс этот добровольный. То есть по любви происходит, а не насильно. Европа принимает в себя ровно столько, сколько ей нужно. Ну, может быть, чуть больше, но гораздо меньше «критической массы». А обыватель/избиратель, конечно, видит недостатки, но на то он и обыватель.

Развал (точнее некоторая встряска) ЕС для Путина — конечно, бальзам на сердце. Однако эйфория быстро пройдет, когда выход Шотландии повлечет за собой неминуемый процесс колоссального усиления сепаратистских настроений в Каталонии и Стране басков, а также в Италии и Бельгии. Процесс регионализации, сдерживавшийся последние десятилетия невероятными усилиями, рванет неминуемо. И как водится, по закону политической задержки, через несколько лет разорвет Россию в клочья. Потому что «нельзя быть на свете красивой такой». Увы, для нынешней системы власти и управления в РФ худшего триггера распада, чем выход Англии из ЕС, придумать нельзя. Поэтому, Кремль сделает все, чтобы ЕС не распался. Хотя по телевизору россиянам скажут совсем другое. Но ведь какая разница — что там говорят, по этому российскому телевидению.

6-2014_Eurasia-Future-Map

Ослабнут ли санкции против РФ? Снизится ли политическая воля стран ЕС?

Нет. Но в целом Европе меньше дела будет до России. И даже Трамп сможет снизить волю США к соблюдению прав человека на постсоветском пространстве. Но это никаким образом не изменит ход истории: проблемы России не вовне ее, а внутри. И санкции не сильно их усугубляют. Это совершенно отдельная тема для разговора, однако сейчас замечу, что выход Британии из ЕС никак не скажется на противостоянии России с разумным миром. Все империи агонизируют примерно одинаково. Только время агонии у каждой свое. У Российской империи она продолжается уже почти сто лет. Но в конце концов закончится и этот тяжелый период, чтобы настал еще более тяжелый. Англия, как всегда она это делала в новой истории, обозначила тренд — это путь дезинтеграции и сепаратизма. Чаша сия не минует и Россию.

Подпишитесь сейчас на страницу Newsader в Facebook: жмите кнопку "Нравится"

Почему именно Англия?

Англия — не Европа. Британия — остров. И это государство постоянно находилось в конфликте с Германией, вело бесконечные войны с Францией, Испанией и вообще всегда считало себя пупом Земли. Иногда даже не без оснований. Когда-то Герберт Уэллс, великий фантаст и романтик, сгонял в Москву на чаек с Лениным. Владимир Ильич рассказал ему сказки про то, как скоро произойдет мировая революция и всеобщая коммунизация всех стран. А Герберт Джозефович недоумевал, слушая про классовую борьбу и интересы английского пролетариата: в Англии ведь нет рабочего класса! Или есть, но это совсем разные классы — у токарей один, у садовников — совсем другой, а у мануфактурщиков — третий. Уэллс насчитал в Великобритании минимум десять рабочих классов и поехал обратно, успокоенный: никакой коммунистической революции в Британии не будет — не тот общественный фасон. Да и Кромвель опередил Ильича лет на двести пятьдесят лет. Правда, потом великий фантаст соблазнил любовницу Максима Горького и лобызался со Сталиным, но мы сейчас не о нем, а об Англии.

Так вот: Британия всегда чувствовала себя свободной от угрозы коммунизма и фашизма, для нее членство в ЕС не было своеобразной политической «власяницей», как для Германии или Италии. Она создала свое ядерное оружие первой после США и СССР, ее экономика стабильна, традиционно высокотехнологична, валюта великолепна, а врагов внешних уже давно нет: одни завистники. И ей хорошо. Все уже в прошлом — Индия, Америка, Австралия, Малайя... Отстаньте же со своими беженцами, у нас их есть. И пакистанцы автобусы водят, и индусы в рыцарские ордена посвящаются. Даже мэр столицы пять раз в день намаз читает. Все у нас ОК. И ваш Брюссель задрал нас своими стандартами на длину хвостов нашей селедки и количество пузырьков в нашей пинте пива. Не нужен нам ваш союз, мы и без него проживем.

Что произошло? Вполне естественный процесс: Британии действительно не нужен ЕС. Во-первых, она являет собой одно из самых развитых и зрелых обществ Европы с огромным запасом прочности. Во-вторых, социокультурные ценности не обязывают брать на себя имущественную помощь Европе, перед которой у Англии нет моральных долгов, в отличие от Германии — точнее долги давно оплачены, если и были. Во-вторых, Англия состоит в НАТО, никуда не собирается отходить от атлантического курса и к ней в этом плане претензий нет и быть не может. Но вот свой фунт, королеву, невступление в Шенген, левостороннее движение и пинту вместо 0,56826125 литра хочет оставить себе. Ну так и пусть оставляет, в чем проблема?

Выйдут ли другие страны?

Навряд ли. ЕС прочен и нужен, конечно, он несколько изменится. Но это только укрепит Единую Европу.

Плакать или смеяться?

Смеяться. Повода для слез нет ни у кого.

Подпишитесь сейчас на страницу Newsader в Facebook: жмите кнопку "Нравится"

 

Дмитрий Запольский, специально для Newsader