Финансовый анархист: на смерть Сергея Мавроди

CIMG3980
Леонид Сторч
юрист, политический комментатор
Публикации автора:

DRpKwBGW0AAfY7A

О нем написаны тысячи газетных статей, показаны сотни телевизионных сюжетов, сняты художественные и документальные фильмы. Он давно перестал быть сугубо российским явлением, и его имя известно миллионам жителей Индии, Китая, Нигерии, Южной Африки и еще десятков стран. Он устраивал всей Москве бесплатный проезд в метро, вместо президента поздравлял россиян с Новым 1994 годом – причем делал это в одиозном малиновом пиджаке (просто другого под рукой не было, а такие пиджаки потом по инерции вошли в моду).

Кем бы Мавроди ни называли – гением или аферистом, благодетелем или злодеем, героем или жертвой – он феномен истории, который еще десятилетиями будет возбуждать ажиотаж масс и беспокоить умы исследователей. Со временем его имя обрастет легендами. Не исключено, что он станет интернет-мемом, а его лик - ироничная улыбка и очки в дешевой роговой оправе – будет красоваться на футболках, как Че Гевара в берете со звездой.

Мавроди был и останется парадоксом. Немногое, из того что он делал, поддается объяснению. Еще меньше укладывается в рамки конвенциональности.
С одной стороны, казалось, это был аферист, заманивший миллионы наивных граждан в свои пирамидные сети. Но с другой, какой российский аферист не валит за кордон, не переводит миллионы в офшор и не покупает апартаменты в Лондоне и виллы в Монако? У Мавроди, судя по всему, никакой недвижимости не имелось: даже квартира на Фрунзенской набережной была съемной. Тот, кто видел это жилье, поражался его спартанской обстановке: книги, аквариумы, кровать, стол, компьютер, и больше ничего.

С одной стороны, это был Дон Кихот, стремившийся освободить народ от финансового рабства и обогатить каждого: хошь – лежи на печке, как Емеля, а хошь – сгоняй в Калифорнию, как Леня Голубков. С другой, большинство его вкладчиков разорилось, даже сам актер, исполнявший роль Голубкова, в конце концов, потерял все свои вложения – правда, уже в МММ-2012 (но ведь и от недавнего падения биткойна пострадало не меньше людей по всему миру).

С одной стороны, Мавроди был один в поле воин: ни крыши, ни административного ресурса, и утверждал, что со злом надо бороться, а не договариваться. Но трудно поверить, что в России в 90-е предприниматели пользовались такой независимостью.
Гений нового капитализма, он в своих речах часто звучал, как романтик-коммунист, призывавший собрать все деньги, циркулирующие по стране, и разделить в пропорции к стоимости мавродиков или впоследствии мавро, имеющихся у граждан. Нищий миллиардер, он с харизмой пророка утверждал, что деньги лишь грязная, резаная бумага, макулатура, но создавал фантасмагорические схемы, чтобы добыть этой макулатуры как можно больше.

В отличие от многих иных олигархов, он не только не щеголял эксклюзивными одежами в лучших казино Европы, но никогда не был заграницей, да и от всероссийского, а с ним и от международного розыска долгие годы скрывался в центре Москвы, в упомянутой уже съемной квартире на Фрунзенской. В отличие от многих иных олигархов он был весьма образован, начитан, писал книги и создавал крамольные сценарии, отличающиеся потрясающе злыми, но крайне меткими выпадами против властей против Тридевятого царства, в котором живут россияне. Кстати говоря, искрометность его сарказма и сатиры осталась по большому счету незамеченной. Как бы то ни было, в силу отсутствия коттеджей, кондоминиумов, и люкс-автомобилей, а также в силу интеллигентской тяги к творчеству, олигархом Мавроди, можно сказать, и не был. Но он был «над-олигархом».

После очередного вмешательства российских властей в его проекты, он рванулся на рынки Азии и Африки и, согласно информации на его сайтах, в точности которой можно со всем основанием сомневаться, ко дню своей смерти собрал под знамена МММ-2012 более 250 миллионов участников в 118 странах. При этом сам ничего с этого проекта якобы не имел: просто хотел спасти человечество и разрушить мировую финансовую систему, а средства у него, по его словам, и так были - еще от операций до акционирования МММ остались.

Согласно Мавроди и ряду свидетелей, на МММ он ничего (или почти ничего) не заработал, ибо деньги были конфискованы силовиками. В августе 1994, ворвавшись в офис, они погрузили всю наличность на 17 КамАЗов – и никто ее уже больше не видел. Зная разгул коррупции в России, это объяснение звучит вполне правдоподобно.

Но если так, и если деньги – действительно лишь макулатура, то зачем в 2011 г. нужно было перезапускать МММ, да еще в планетарном масштабе? Неужели действительно из альтруизма? Думаю, что деньги были Мавроди действительно неинтересны, но ему нужен был вызов, challenge. Ему нужно было постоянно находиться в состоянии преодоления непреодолимого. Драйв дерзания не покидал эту гениальную математическую голову. Он был для Мавроди страстью, смыслом существования, наркотиком. Взобраться туда, куда еще никто не взбирался; учинить идеальный шторм, цунами, от которого рухнет все и вся – вот, что являлось смыслом его жизни, вот, что двигало его вперед. И пирамида с миллионами участников была для него очередной олимпиадой по математике, на которых он привык побеждать. Только теперь он вступал в интеллектуальную схватку не с полсотней юных сверстников, а со всей системой, с правительством Российской федерации, со всем миром. Теперь он был финансовый анархист, не признающий права правительства на контроль экономики и отрицающий легитимность правительственных институтов как таковых.

В каком-то смысле, и в пирамиде его ничего крамольного нет: она вполне может долгое время обогащать своих пирамидщиков (причем всех), но только при условии постоянного роста в геометрической прогрессии – до тех пор, пока в ней не окажется все человечество и не осядет весь капитал мира. И вот тогда грянет Финансовый Апокалипсис – тот самый, к которому почти 30 лет стремился Мавроди. Что должно произойти в постапокалиптическую эру, он так и не успел разобраться. Сердце не выдержало, ушел. А может, и помогли уйти.

Для Мавроди не было ни моральных преград, ни сдержек, ни противовесов, ни авторитетов. Он был не только финансовым анархистом, но и настоящим нигилистом– в духе революционных интеллигентных брожений второй половины 19 века. От нигилистического отношения к миру проистекало его упорство, его несгибаемость; от него же – ироничность, пренебрежительность и несколько шизоидная неряшливость (жуткие очки в роговой оправе и малиновый пиджак – отсюда же). А к донкихотству Мавроди не имел никакого отношения: людей он не любил. Потому и жил последние годы один, дочь свою ни разу в жизни не видел, друзей у него не было, и умер он в одиночестве в случайной больнице, и брат отказался хоронить его на семейном погосте. Так великий финансовый анархист нашел свой собственный апокалипсис. Без Мавроди будет все-таки скучно. R.I.P.

Подпишитесь сейчас на страницу Newsader в Facebook: жмите кнопку "Нравится"

Новая возможность: Подпишитесь на канал Newsader в TELEGRAM и знакомьтесь с нашими материалами еще более оперативно!

Материал подготовил Леонид Сторч, специально для Newsader