Иран: шантаж и отчаяние

Кушнарь
Александр Кушнарь
Главный редактор Newsader
Публикации автора:

Бешенство иранского руководства свидетельствует о том, что введенное Трампом эмбарго на продажу нефти оказалось тяжелейшим ударом по режиму аятолл. Как и Россия, Иран – это примитивно устроенная экономика, целиком завязанная на экспорт энергоресурсов. Нет экспорта – нет и режима. Время не на стороне Ирана, поэтому его правительство идет ва-банк, совершая все более отчаянные шаги в попытке заставить Вашингтон отменить санкции. Тегеран сбивает дрон США, захватывает британский танкер, заключает военное соглашение с Россией и обещает провести в Ормузском проливе совместные с Москвой "учения", цель которых – продемонстрировать возможность полного блокирования этого водного района, который является одним из важнейших торговых коридоров мира и через который идет пятая часть всех нефтяных поставок в мире.

Ясно, что администрация Трампа не поддастся на иранский шантаж: в отличие от ситуации полувековой давности, теперь Америка, которая благодаря технологической революции стала лидером в сфере нефтедобычи, не испытает энергетического кризиса, а даже напротив – сумеет выгодно использовать его для экспорта собственной сланцевой нефти. Ожидать, что Иран пойдет на уступки Трампу и согласится обсуждать новую ядерную сделку, тоже не приходится: аятоллы не пойдут на символический разгром своего режима, так же как Путин, от которого требуют деоккупации, не пойдет на символический разгром своего.

На что в таком случае рассчитывает Иран? Во-первых, на поражение Трампа на президентских выборах в 2020 году: любой следующий американский лидер – особенно демократ – постарается как можно быстрее вернуться к ядерному соглашению с Ираном, пусть и с косметическими правками. Во-вторых, Тегеран рассматривает возможность контроля над проливом как стратегический актив, который – особенно при поддержке России – многократно усилит его региональное влияние. Это будет означать, что иранские военные смогут беспрепятственно захватывать любые суда, проходящие через этот канал.

США и их союзники могли бы дать отпор российскому и иранскому флоту, однако на стороне Тегерана сыграет клиническое нежелание Запада демонстрировать силу. В этих условиях страны Персидского залива окончательно разуверятся в США как гаранте международного правопорядка и просто вынуждены будут договариваться с Ираном: надежды на создание арабской антииранской военной коалиции невелики, а терпеть длительную экономическую блокаду со стороны Тегерана местным державам просто невыгодно. В итоге вакуум, оставленный Америкой на Ближнем Востоке, окончательно займут Россия и Иран. Регион, кишащий злобными средневековыми диктатурами, под руководством московско-тегеранской банды еще сильнее дистанцируется от западной цивилизации. Это чревато генерацией новой неопределенности и новых конфликтов, выгоду из которых будут извлекать все те же Иран и Россия.

Единственной цивилизованной силой в регионе останется Израиль. Ему придется принять на себя всю полноту ответственности за сопутствующие возросшие риски. Не будем забывать, что Иран уже приступил к наращиванию ресурса для производства ядерной бомбы. При сохранении нынешнего положения единственной возможностью остановить иранскую ядерную программу будет атака на ядерные объекты Тегерана. Если США откажутся делать это, проводить ее придется именно израильскому правительству – в одиночку.

Вопрос только в том, хватит ли Ирану экономической прочности для реализации такого сценария, если Трамп останется на второй президентский строк, и санкции продлятся как минимум шесть лет.