Крым на «Евровидении»: альтернативный взгляд на победу Джамалы

CIMG3980

Я очень рад успеху Джамалы на «Евровидении». Но следует признать: ее победа была все-таки политизирована, как впрочем, было политизировано и первое место Димы Билана в 2008 г., и бородатого трансвестита Кончиты Вурст в 2014., и триумфы многих других участников этого конкурса за последние годы. С другой стороны, основные соперники украинской испольнительницы (включая россиянина Сергея Лазарева) победы тоже не заслужили.

Вокальные аспекты выступления Джамалы были далеки от выдающихся. Однако и они оказались значительно убедительней, чем ее сценический имидж и пластика. Завернутая в темную шаль, делающую ее фигуру донельзя угловатой, с килограммом косметики на лице и неуклюжими движениями, Джамала смотрелась просто провально (впрочем, сам по себе и этот факт ничего не значит: добрая половина участников конкурса смотрелась не менее провально). Музыка ничем особо не запомнилась. Безрифменный и кособокий текст песни, именуемой «1944», напоминал стихотворение из школьной стенгазеты:

ENG

«When strangers are coming // They come to your house // They kill you all and say // We’re not guilty, not guilty … Where is your mind? // Humanity cries // You think you are gods // But everyone dies // Don't swallow my soul, оur souls»

RUS

“Когда приходят чужие // Они приходят в твой дом // Они вас всех убивают и говорят // «Мы не виновны, мы не виновны» … Где разум ваш? // Рыдает род людской // Вы думаете, что вы — боги ? // Но все умирают // Не поглощайте душу мою, наши души“.

На мой взгляд, драматическая тема депортации крымских татар и фактический геноцид крымскотатарского народа заслуживали более адекватных слов и более тонкого исполнения. Но политический момент настолько благоприятствовал восприятию песни, что ни посредственное исполнение, ни скромная по своим достоинствам композиция не помешали Джамале покорить конкурсный Олимп. Да, называлась песня «1944», но рассчитывать на то, что европейский массовый слушатель детально знаком с преступлениями сталинизма и историей Крыма во времена Второй мировой войны — по меньшей мере, наивно. Почти никто не знал, что там случилось в 1944, но все знали, что случилось в 2014 г.: аннексия Крыма. Именно в таком ракурсе и было оценено выступление певицы. И потому фраза «Когда приходят чужие // Они приходят в твой дом» ассоциировалась вовсе не с трагедией 70-летней давности, неизвестной европейцам, а с куда более актуальными событиями, которым еще совсем недавно были посвящены первые полосы всех ведущих газет мира.

Справедливости ради следует признать, что в политизированности «Евровидения» нет ничего нового. Из яркого парада настоящих дарований, когда-то дарившего миру уникальные голоса и запоминающиеся мелодии, он давно уже превратился в глянцевый кичеватый поединок, где искусство оказалось вытеснено геополитикой и политкорректностью. Чтобы положить конец доминированию стран, традиционно преуспевавшим в конкурсе (Франция, Ирландия, Великобритания, Люксембург, Нидерланды), в 21 веке первый приз как правило отправлялся или в государство, которое ранее его не получало (так сказать, для установления баланса успеха, или попросту говоря, во имя уравниловки), или доставался исполнителю, победа которого создавала желаемый резонанс для миноритарных общественных групп.

То, что до нынешнего года исход состязания определялся только зрительским голосованием, не отменяло этой закономерности: массовое мнение подвержено идеологическим манипуляциям в не меньшей степени, чем мнение индивидуальное. Так, по первой причине (геополитическая уравниловка) победителями становились: Эстония (2001), Латвия (2002), Турция (2003), Украина (2004), Греция (2005), Финляндия (2006), Сербия (2007), Россия (2008), Азербайджан (2011). Второй критерий (поддержка общественных групп) привел к успеху бородато-усатую певицу Кончиту Вурст из Австрии (2014). В этом году в сей список уже во второй раз попала Украина. Как я уже говорил, Джамала выступила ничем не хуже, чем бОльшая часть конкурсантов, да и усы с бородой на ней, слава Богу, отсутствовали. Но совершенно очевидно, что, если бы песня «1944» была исполнена до аннексии Крыма, никто не обратил бы на нее внимания.

Значит ли это, что, если бы не политический контекст, то победу заслужил бы кто-то другой из лидеров? Вряд ли. Австралийка Дами Им (не удивляйтесь, теперь организаторы конкурса по причине, известной только им, рассматривают Австралию как часть Европы), занявшая второе место, выглядела и звучала, как кукольная Мальвина из труппы Карабаса-Барабаса. Выступление Сергея Лазарева (3-е место), перехваленного российской прессой, характеризовалось откровенным подражанием Билану (видимо, в силу отсутствия голоса и чувства стиля), но все же смотрелось благодаря интересным электронным проекциям.

Но и тут Россия с ее хроническим пристрастием к вторичности дала маху. Именно благодаря электронным проекциям первое место в прошлом году завоевал швед Монс Сельмерлёв. Ожидать, что тот же самый трюк приведет к триумфу во второй раз подряд, оказалось чересчур самонадеянным. В целом из 26-ти финалистов запомнился лишь Франс, певец из все той же Швеции. Добротная песня в стиле позднего Саймона; приятный мягкий голос; харизма и естественная манера держаться должны были бы сделать его победителем, но, видимо, публика и жюри решили, что два шведа-победителя подряд — это уже слишком, и в итоге он занял лишь пятое место.

В целом, в этом году конкурс снова показал, что в его антимузыкальной и политизированной концепции не произошло перемен. Потеряв свою художественную суть, «Евровидение» остается плацдармом для политических маневров, и никаких предпосылок к изменению тренда пока не наблюдается.

Евровидение-2016. Финал. Швеция. Франс - If I Were Sorry (Если бы мне было жаль)

Подпишитесь сейчас на страницу Newsader в Facebook: жмите кнопку "Нравится"

Леонид Сторч, специально для Newsader