Настоящие выборы в Украине

Кушнарь
Александр Кушнарь
Главный редактор Newsader
Публикации автора:

Экономисты используют такое понятие, как "расчетная база" – показатель, от которого отсчитывается "рост". Именно поэтому годовой рост ВВП России на 1 процент – это, например, совсем не одно и то же, что годовой рост экономики США на 1 процент: в первом случае у вас низкая "расчетная база" за прошлый год, во втором – высокая. Соответственно, в "абсолютных" числах прогресс американской экономики будет несоизмеримо существеннее, чем в РФ, даже при одинаковых процентных показателях (а они, к слову, не одинаковы: в США рост ВВП сейчас – около 3 процентов в год, в России – от нуля до единицы).

На самом деле эта же логика применима и к политическому измерению. Сейчас значительная часть украинцев, которые оказались в меньшинстве по отношению к основному тренду, крайне обеспокоены будущим страны. Целый ряд украинских публицистов отрыто или завуалировано предрекают политический кризис в ближайшие годы. Так им это видится "изнутри". Не исключено даже, что они могут оказаться правы. Вот только правота эта основывается на той сравнительно высокой "расчетной политической базе", до которой другим странам бывшего СССР (кроме разве что Грузии с ее демократическими реформами) ползти еще целую бесконечность. Можно как угодно относиться к победе Зеленского и его партии. Нельзя только отрицать того, что выборы – как президентские, так и парламентские – с технической стороны проходят в Украине буквально по всем европейским стандартам. Для украинцев давно является чем-то самом собой разумеющимся правильный – вплоть до сотых процента – подсчет голосов. У них нет такой проблемы, как масштабные фальсификации на этапе голосования. У них такой проблемы, как несменяемый парламент и бессменный президент, по-азиатски переписывающий Конституцию в целях узурпации власти. У них нет такой проблемы, как централизованное блокирование эфира для "неугодных" политических сил. Зато у них есть дебаты, гласность, журналистика, декоммунизация, "вторые туры" – все то, что отличает цивилизованную страну от нецивилизованной.

Нынешние беды украинской демократии на самом деле мало чем отличаются от общеевропейских: неравенство ресурсов у конкурирующих кандидатов, угроза популизма, "хождение по кругу", нехватка политической воли – всем этим всегда была пропитана Европа, где повторяются политические циклы и к власти периодически приходят проходимцы, пытающиеся возродить откровенно "дискриминационную" риторику. В чем-то Украина даже значительно опередила европейские державы, где правительства до сих пор периодически оказываются в руках таких, как Маттео Сальвини – не без угрозы для украинцев, как показал недавний судебный процесс над украинским бойцом в Италии.

Если сравнивать нынешнюю Украину с Украиной же, но только советской, то здесь очевиден стремительный рывок в сторону евроатлантики. Иной результат будет, если сравнивать Украину Зеленского с Украиной Порошенко – здесь мы будем иметь дело с нюансами, но, опять же, не с принципами, которые определяют всю политическую жизнь украинцев. Янукович проиграл именно потому, что посягнул на сам фундаментальный вектор. Недавняя киевская акция протеста против регистрации партии Анатолия Шария на выборах произошла по этой же причине: возвращение к "прошлому" невозможно. Возможны только какие-то отдельные "зигзаги" – существенные для "текущего момента" и не столь существенные для "истории".

Все эти доли процентов, которые для коалиционного будущего Рады будут иметь решающее значение и подсчет которых мы сейчас нетерпением ожидаем – это как раз то, что грандиозно отличает Украину от России и роднит со стандартным европейским парламентом. В Российской Федерации и других странах СНГ "расчетная политическая база" выглядит в совсем иначе: азиатчина с царьками-мумиями, политзаключенные, вечные автозаки, законсервированные в политической кунсткамере депутаты, самоцензура в СМИ, рассеянные по ЕС политбеженцы, бессудные казни, пытки, "феодализм" чиновников, произвол полицаев, всеохватывающий страх. Там просто невозможно себе представить какого-то серьезного интереса вот к этим самым "долям процента". Какое вообще значение могут иметь "доли", когда цифры там оказываются буквально "круглыми", как это было на псевдо-референдумах в оккупированном Донбассе? В России всякий раз гадают, нарисуют ли Путину 73 процента (как было в 2018 году) или все-таки остановятся на 63 (как это случилось в 2012 году). Там нет и не может быть никакой "интриги", которая есть в США, Франции, Германии, Бельгии, Нидерландах. "Расчетная база" России такова, что прогрессом там считается освобождение (в кои-то веки!) неполитического журналиста, задержанного полицейской бандой, которая проиграла только потому, что действовала самовольно – без ведома "одной из башен" Кремля. Выборы в России уже на протяжении 20 лет остаются исключительно уделом нескольких кремлевских "специалистов", и только им решать, сколько будет партий, кандидатов, процентов, скандалов.

Именно поэтому для российских эмигрантов вроде меня украинская ситуация выглядит несколько иначе, нежели для самих украинцев: то, что они считают возвращением к временам Януковича, я называю обычной политической диалектикой, не имеющей ничего общего с реставрацией. Не скрою: иногда и я, бывает, с недоумением слушаю отдельные заявления вроде призывов к легитимизации русского языка в Украине, ассиметричному прекращению огня на Донбассе, прямым переговорам с Путиным и сепаратистами. И всякий раз я ловлю себя на мысли, что столь остро переживаю только потому, что сам за минувшие пять лет стал в значительной степени украинцем, хоть и проживающим в Литве. И всякий раз я стараюсь напоминать себе, что самое правильное в данном случае было бы "отступить" на несколько шагов и посмотреть на все это "издалека". Только тогда открывается нам истинная картина "в целом". Крупное полотно просто невозможно оценить по-достоинству, если стоять вплотную к продукту живописи.

Что же мы видим с вершины нашего "исторического Эвереста"? В очередной раз украинцы получили обновленный парламент – неслыханное по российским меркам явление и совершенно естественное по меркам Украины. Это реальное "историческое" достижение – сменяемая законодательная и президентская власть, в то время как 30 лет назад в УССР никакой сменяемости не было, а на большей части постсоветского пространства ее нет до сих пор. Граждане Украины в очередной раз получили подтверждение того, что их голос имеет значение. Зато в это же самое время жители Москвы снова могли убедиться в том, что их голос не значит ровным счетом ничего. Поэтому москвичи сейчас обсуждают, почему "не допустили" Илью Яшина и почему задержали Любовь Соболь, а украинцы гадают о коалиционной комбинации в новом избираемом государственном органе.

Подпишитесь на страницу Newsader в Facebook: жмите кнопку "Нравится"

Подпишитесь на страницу Newsader в Twitter