Посол Литвы: Запад расплачивается за политику компромиссов с Путиным

Жигимантас
Жыгимантас Павилёнис
Посол по особым поручениям в регионе Восточной Европы МИД Литвы

Посол по особым поручениям в регионе Восточной Европы МИД Литвы Жыгимантас Павилёнис поделился с корреспондентом Newsader своими представлениями о нынешнем политическом векторе развития России. Разговор состоялся в Музее памяти жертв геноцида (КГБ) в Вильнюсе. Место проведения интервью символически соответствовало пессимистическому духу комментариев, озвученных господином Павилёнисом в отношении режима Владимира Путина. Господин посол уверен, что бессменный глава Кремля является питательным источником, руководителем и связующим звеном разбросанных по всему миру диктатур. По словам дипломата, они образуют глобальную сеть с центром в Москве. Одним из элементов этой сети является авторитарный режим президента Белоруссии Александра Лукашенко. Беседа состоялась на фоне проходившей в Музее дискуссии под названием "Убийство по приговору", которая была посвящена проблеме смертной казни в Белоруссии, поэтому интервью открылось вопросом о роли Лукашенко в мировой иерархии автократий.

 

А.К.: Существует мнение, что на фоне демонизации Владимира Путина политический образ Лукашенко на международной арене значительно изменился: есть расхожая шутка, согласно которой бессменный лидер Белоруссии перестал быть последним диктатором Европы. Как Вы можете прокомментировать подобные заявления?

Ж.П.: Мы всегда говорили, что Лукашенко не первый и не последний диктатор в Восточной Европе. К сожалению, с приходом Путина все автократические режимы начали работать более эффективно, причем не сами по себе, а во взаимодействии друг с другом на уровне региональных и даже глобальных схем.

Демократические общества не осознают, что уже на протяжении около 8 лет демократия по всему миру находится под атакой. Этой атакой, как я полагаю, руководит российский президент. Младшие "братья" — просто пешки в его игре. Западные страны так и не осознали этого ни после войны России против Грузии, ни даже после вторжения Москвы в Украину.

Сейчас, когда стало очевидно, что именно происходит в Сирии, все поняли, что упустили возможность более ясно сказать диктатору в Москве: такие дела не допустимы. Запад уклонялся от этой своей обязанности, продолжал сотрудничать и шел на компромиссы с разрастающейся российской диктатурой. Сейчас Запад платит свою цену за то, что в свое время не признал: Путин всегда был главным игроком в глобальной системе диктатуры.

Между прочим, литовцы, поляки и вообще все, кто понимал, что творится в Москве, еще несколько лет назад говорили Западу: нельзя продавать демократию в России, нельзя продавать людей в России за какие-то большие скидки на газ, потому что рано или поздно это приведет к появлению танков, которые пойдут на Запад. Так и произошло.

А.К.: Как Вы считаете, чем объясняется отсутствие должной реакции на военную интервенцию России в Грузию в 2008 году? Есть мнение, что безразличие и соглашательство, проявленные тогда европейцами, спровоцировали агрессию Москвы против Украины?

Ж.П.: Они попросту не поняли этой игры: КГБ остается КГБ уже на протяжении 100 лет. Суть не меняется. Меняются только лица и фамилии. При этом на Западе больше не готовят экспертов по деятельности российских спецслужб: утрачена, так сказать, institutional memory ("институциональная память", то есть организованная государством программа подготовки специалистов по противостоянию кремлевским спецслужбам — прим. ред.).

Еще в начале 90-х годов Карл Бильдт говорил, что отношение к Кремлю — это своего рода "лакмус-тест" для политиков. Нас, литовцев, надо слушать. Когда Запад нас не слушает, тогда попадает в беду. Кремль всегда говорит, что балтийские страны — антироссийские. На самом деле это не так. Мы любим российский народ. Лично у меня много друзей из России. Просто мы не любим режим, который убивает людей и оккупирует страны. Сейчас мы находимся в музее, посвященном памяти жертв геноцида, который был организован под руководством КГБ. Так вот, мой дед в свое время был арестован сотрудниками КГБ и сослан на 14 лет в Казахстан. Я хочу сказать, что мы знаем, о чем говорим, потому что мы жили в этом кошмаре.

А.К.: Эффективна ли, по-Вашему, нынешняя политика США и ЕС в отношении Кремля? Успешна ли была работа над ошибками, проделанная евроатлантической цивилизацей после интервенции РФ в Грузии?

Ж.П.: Конечно, нет, потому что в отношении Путина до сих пор проводится политика "аккомодации" ("политика соглашательства" — прим. ред.). Действующих санкций крайне недостаточно. Требуются ограничительные меры, которые были применены к Ирану.

Со злом надо бороться по-настоящему, то есть без всяких компромиссов. Я говорю не про Россию, а про автократический режим КГБ, который ворует у своего народа — ворует не только деньги, но и будущее. То, что он сейчас творит, приводит к хаосу по всему миру. Папа Римский в ООН тоже говорил с упреком о том, что мир сейчас пребывает в хаосе — возможно, самом масштабном с момента окончания Второй мировой войны. Не хотелось бы сейчас давать пропагандистский повод для Russia Today, но, к сожалению, Россия в значительной степени является инициатором этого хаоса.

Нынешний режим тянет Россию в прошлое. То, что говорил Путин в своем выступлении в ООН, звучит для меня как сталинизм. Произнесенное им слово "нацизм" — это терминология Сталина. Путин очень любит отсылки к 45-46 годам, потому что он оттуда. А я думаю, что Россия принадлежит будущему — будущему Европы. Мне просто жаль российский народ. Он и так столько уже пережил, а теперь еще и это должен терпеть.

А.К.: Из Ваших слов следует, что текущий санкционный режим против российского руководства недостаточен. Вы полагаете, что он должен быть углублен, или выступаете за реализацию военно-силовых методов?

Ж.П.: Нет. Просто, если уж Путин идет к сталинизму, о чем все на Западе говорят, то нужна политика реального сдерживания режима. С другой стороны, сдерживание режима — это не сдерживание россиян. Наоборот, нужно оказывать помощь россиянам, особенно демократически настроенным российским гражданам — и экономически, и политически. Но! Никакой помощи режиму, который ведет в пропасть свою страну.

А.К.: Достаточно ли той помощи, которую Запад уже оказывает российской оппозиции?

Ж.П.: К сожалению, ее очень мало. 25 лет назад тысячи россиян и литовцев ездили в США по многочисленным обменным программам, в том числе образовательным. Функционировала масса подобных инструментов. Сейчас Путин закрыл их, потому что он не хочет модернизации и очень боится реформ, ведь реформы несут смерть его коррупции. Дело в том, что невозможно бороться с коррупцией, если эта коррупция обеспечена самой государственной системой. Сломать эту систему — вот главная задача. Если выполнить ее, то рухнет вся империя Путина. Однако это не значит, что рухнет Россия, потому что я верю: будущее России — европейское. Это та Россия, с которой мы могли бы строить мир, а не забрасывать друг друга бомбами. Это Сталин. Это 40-е годы. Мы это уже видели. Мы больше этого не хотим. И здесь, в Музее жертв геноцида, мы снова повторяем: never again.

Беседовал Александр Кушнарь, Newsader