Артемий Троицкий: Правильная Россия — это Россия свободная и демократичная

troitckiy_98
Артемий Троицкий
Музыкальный критик, журналист

Известный музыкальный критик и журналист Артемий Троицкий в особых представлениях не нуждается. Его имя неразрывно связано с историей российской рок-музыки. Правда, представленный здесь разговор далек от музыкальных дел. Темой данной беседы стала Россия — ее недавнее прошлое, настоящее и возможное будущее.

Нелишне отметить, что Артемий Троицкий с 2014 года живет в Эстонии. Причиной переселения в соседнюю страну стало его несогласие с политикой российских властей в отношении Украины, а также общая гнетущая атмосфера внутри российского государства. Сегодня Троицкий считает, что спасти Россию может “только чудо”. Впрочем, это все равно означает определенную надежду.

В.Д.: Какое определение можно было бы дать политическому режиму, который на сегодняшний день сложился в России?

А.Т.: Основа нынешнего российского политического режима — это то, что называется словом “клептократия”. Т.е. это, по выражению Алексея Навального, “воровская власть”, которая до недавних пор идеологически никак не была обоснована. Правда, в последнее время — с 2014 года — эта идеология начинает усиленно насаждаться. При этом речь идет о гибридной идеологии. Она и не правая, и не левая, да и вообще базируется на вещах, которые друг другу противоречат. С одной стороны это якобы забота о народе, социальное государство, заигрывание с ностальгией по СССР и т.д. С другой — это православие, самодержавие. С третьей — русский великодержавный национализм. На самом деле это больше всего похоже на блевотную смесь из энного количества демагогически приправленных теорий, которые, на мой взгляд, служат не стратегическим, а скорее тактическим целям. Основная из них — держать народ в узде методом кнута и пряника. Это соотносится и с целью номер один для властной элиты — остаться во власти. Этой цели подчинено все остальное — внутренняя и внешняя политика, которая в последние годы отчасти тоже стала внутриполитическим инструментом. Когда экономическое и технологическое развитие страны оставляет желать лучшего — приходится прибегать к популизму и прочим трюкам.

В.Д.: Если говорить метафорически, с каким музыкальным течением вы могли бы сравнить нынешний политический режим?

А.Т.: Тут как раз можно привести достаточно очевидное сравнение. С одной стороны — это блатняк, т.е. то, что называется “русский шансон”. Отсюда, собственно, все “понятия” данной власти. С другой стороны — это попса, т.е. популизм и расчет на самые низменные народные сантименты. Такой вот попс-шансон. Я бы сказал, что главные фигуранты нынешней российской музыки типа Григория Лепса, Стаса Михайлова и группы “Ленинград” — они как раз в эту самую музыкально-социальную концепцию очень хорошо вписываются.

В.Д.: Хотел бы спросить про историческую перспективу. Сразу после распада СССР было ощущение, что Россия встала на либеральный путь. Почему, на ваш взгляд, в результате все произошло именно так, как произошло? Была ли путинская эпоха предопределена?

А.Т.: У меня нет исчерпывающего ответа на этот вопрос. Мне кажется, что никакой предопределенности тут не было. Я думаю, что Россия имела все шансы для того, чтобы стать нормальной, свободной, демократической и развитой страной. Этому помешал ряд обстоятельств, которые, на мой взгляд, были не столь объективного, сколь рукотворного свойства. Начать надо с того, что знаменитые “гайдаровские реформы” были проведены абсолютно бездарным образом. Привело это к тому, что на такие слова как “демократия”, “свободный рынок”, “либерализм” у нашего народа возникла стойкая аллергия, если не сказать — ненависть. За это “спасибо” Ельцину и Гайдару. На мой взгляд, это бесспорный факт. Т.е., вместо того, чтобы по-человечески вести народ в новую парадигму, страна прибегла к шоковой терапии, при чем связанной и с прямыми преступлениями — вроде расстрела парламента в 1993 году и абсолютно кровавой, неоправданной авантюры в Чечне в 1994, началом фальсификации выборов в 1996 и т.д. Я считаю, что практически все основные черты нынешнего путинского режима были заявлены и прочерчены еще в 90-е годы при Ельцине. Это было следствием целой серии ошибок, бездарности руководства, а может быть и злонамеренности. Я не любитель теорий заговора, но не исключаю, что какие-то стратегически мыслящие люди за этим делом стояли.

Я считаю, что России во многом просто очень сильно не повезло. Как всегда, России сильно не повезло с начальничками. Если бы страной руководили, во-первых, по уму, во-вторых, профессионально и со знанием дела и, в-третьих, с уважением и любовью к собственному народу — то, думаю, все могло бы сложиться иначе.

В.Д.: Видите ли вы на сегодняшний день какие-нибудь хотя бы слабые предпосылки к тому, что могут произойти именно качественные изменения во власти и в стилистике управления страной?

А.Т.: Пока я таких предпосылок не вижу. Я был бы очень рад их увидеть, но, к сожалению, никаких явных и эффективных примеров, которые свидетельствовали бы о том, что в России в обозримом будущем что-то могло бы измениться в лучшую сторону — я привести не могу. Достаточно просто взглянуть на разные стороны жизни, от которых могут зависеть перемены. Одна из таких сторон — это жизнь политическая, но, к сожалению, она в стране полностью выродилась: конкуренция отсутствует, оппозиция крайне слаба. Кроме Алексея Навального я не вижу ни одного человека, на которого имело бы смысл сделать какую-нибудь ставку, а один, как известно, в поле не воин.

Что касается экономики — я знаю, что многие полагают, что экономический кризис в стране, стагнация, падение уровня жизни приведет к тому, что народные массы воспрянут и начнутся протесты. Я лично не вижу никаких серьезных признаков того, что эти массовые протесты начнутся. Более того, у меня нет уверенности в том, что такие протесты к чему-то приведут. Мы видели, как начинали бунтовать и пенсионеры, и шоферы-дальнобойщики, но ничего из этого не вышло. Власть давит эти попытки достаточно эффективно. У меня нет причин предполагать, что в дальнейшем в этой области что-то изменится.

Следующий сценарий, на который некоторые надеются — это что-то вроде дворцового переворота. Тем более, что такого рода перевороты у нас неоднократно бывали и в советское время. Можно сказать, что так было отчасти и в 1953-ем году со Сталиным и Берией, и в 1964-ом году с Хрущевым, и в 1985-ом году с приходом Горбачева, и в 1991-ом году с Ельциным. Традиция смены власти с последующей резкой сменой курса у нас уже есть. Я не исключаю, что это может произойти и на этот раз. Но опять же — вопросов здесь больше, чем ответом. Если подобное вновь произойдет, то кто будет стоять за этим переворотом и реформами? В какой форме этот поворот произойдет? Не станет ли после него хуже? В любом случае, все эти разговоры о возможной революции сверху, на мой взгляд, из области фантазии и гадания на кофейной гущи.

Наконец, четвертый вариант — это то, что у нас любят и политологи, и журналисты — то, что называется “черный лебедь”. Что пронесется над Россией черный лебедь, который ударится оземь и обернется белой лебедью, и все станет в России хорошо, и все изменится. Что это могут быть за чудесные события такие — я представления не имею. Но, опять же, не исключаю, что подобие чуда случится, поскольку чудо — это единственное, что может сейчас помочь России.

В.Д.: Что вы думаете о выборах 2018 года?

А.Т.: Я думаю, что на выборах в очередной раз от власти будет баллотироваться Владимир Путин. Считаю, что эксперимент 2008 года оказался не до конца удачным. Скорее всего Путин не захочет даже номинально отдавать власть в чужие руки. Что касается альтернативы и оппозиции — должно совпасть очень много факторов, чтобы на выборах возник хотя бы минимальный, призрачный шанс. На сегодняшний день такого стечения обстоятельств нет и в помине. Когда я говорю о стечении обстоятельств, то имею в виду, с одной стороны, стечение политических обстоятельств. В первую очередь — реальное объединение оппозиции. При чем, объединение оппозиции на максимально широком фронте — включая и либералов, и националистов, и часть левых, и региональные элиты, может быть даже — коммунистов. Если удастся сформировать такой широченный фронт — примерно, как сейчас в Венесуэле против власти Чавеса-Мадуро — уже будет хорошо.

Второе — конечно же, экономический фактор. Думаю, что если экономика начнет восстанавливаться, а уровень жизни хотя бы перестанет падать — шансы на успех будут крайне невелики.

Третий фактор, наверное, это внешняя политика. На сегодняшний день внутри России у большинства зомбированного населения имеется представление о том, что внешняя политика России очень удачная — начиная от всяких агрессий вблизи и вдали и заканчивая тем, что мы якобы “своего” президента посадили в Америке. Думаю, что на таком внешнеполитическом фоне, опять же, шансы побить Путина будут малы.

Но если все совпадет — и фон, и политическое движение, и настроение в обществе — тогда, по крайней мере, появится шанс. Тогда это будет не просто пустая фантазия. При этом очевидно, что речи о честных и справедливых выборах в России на сегодняшний день идти не может. Просто, если власть поймет, что фальсификация на выборах обернется не стотысячными, а миллионными демонстрациями, а российский народ проявит те качества, которые проявил украинский народ в 2004 году (я уже не говорю про 2013-14), то в этом случае шанс на справедливый исход выборов 2018 года будет.

В.Д.: Напоследок я просто хоту попросить вас описать ту Россию, которую вы бы хотели видеть.

А.Т.: Более чем за шестьдесят лет моей жизни я так и не видел такой России. Но реальное приближение к ней, несомненно, поздние годы Перестройки — начиная с 1989-го — и самое начало новой России, т.е. 1991-ый год (поскольку с 1992-го начались все эти трюкаческие реформы и все потихонечку стало клониться к закату). Совершенно очевидно, что правильная Россия — это Россия свободная и демократическая. Это страна со сменяемостью власти и политической конкуренцией, это страна, в которой существует разделение властей — где власть исполнительная, власть законодательная, власть судебная реально независимы друг от друга, а “четвертая власть” — масс-медиа — является абсолютно свободной. Я думаю, что имея все эти предпосылки в России все будет в порядке и с экономикой, и с культурой, и с образованием, и с здравоохранением. То, что даже при нынешней власти — при совершенно бешеной коррупции, при абсолютной бездарности руководства — страна еще не развалилась и как-то худо-бедно существует, свидетельствует о том, что у русского народа и страны России потенциал огромный. Думаю, что если бы такие напасти, которые обрушились на Россию, случились бы в какой-нибудь другой стране, то последствия были бы гораздо более плачевными. Но народ у нас держится, стране как-то удается выстоять, а если, дай Бог, все начнет развиваться так, как оно должно развиваться, если на руководящие посты заступят ответственные, талантливые и честные люди, а экономика начнет развиваться не по бандитским понятиям, а по прозрачным экономическим схемам — в этом случае мы получим Россию, в которой можно будет с большим удовольствием жить и работать.

В рамках проекта "Альтернатива для России"
беседовал Виктор Денисенко