Боровой о геноциде в Алеппо: «Путин формирует досье собственных преступлений»

Боровой1

Сирийский Алеппо подвергся беспрецедентно мощным бомбардировкам со стороны России и режима Асада, которые призваны обеспечить наземным силам вторжение в мегаполис с целью подавления главного центра сопротивления повстанцев. Поскольку многочисленные сводки с фронтов свидетельствуют в пользу совершения Москвой военных преступлений против сирийских граждан, мы провели с политиком Константином Боровым беседу о том, какой может и должна быть реакция западных держав на вопиющую бесчеловечность.

NA: Константин Натанович, почему молчит Запад?

К.Б.: Западным державам более или менее стало ясно, что из себя представляет режим Путина — агрессивная имперская сила, которая выполняет абсолютно деструктивную роль в мире: Грузия, Украина, Сирия, сбитый "Боинг" MH-17, а теперь и гуманитарный конвой ООН, а также беспощадная бомбардировка Алеппо. Американцы совместно с союзниками вступили в переговоры в этой силой, надеясь хотя бы на незначительную степень ее адекватности, однако сирийские события стали доказательством обратного.

NA: Тем не менее, американская сторона в растерянности, а Москва достигает успехов — по крайней мере тактических — в Сирии.

К.Б.: Не согласен. Американская разведка работает эффективно, поэтому Белый дом прекрасно представляет себе дальнейшие действия. Дополнительные сведения предоставляет пресса. Ежедневно СМИ, в том числе Ваше агентство Newsader, озвучивают доказательства преступлений режима Москвы и Дамаска в Сирии.

NA: Одной лишь фиксации преступных фактов недостаточно, разве нет?

К.Б.: Программа НАТО, направленная на нейтрализацию путинского режима, требует очень серьезных обоснований — прежде всего, перед народами стран-участниц Альянса. Как Вы помните, вторжение США в Афганистан произошло после теракта 9/11. Оно было мотивировано желанием не только президента, но и всех американцев. В ситуации с путинским режимом оно лишь формируется. К сожалению, это не быстрый процесс. То, что для нас с Вами кажется очевидными и общеизвестными фактами о Кремле, в остальном мире все еще воспринимается как гипотеза, требующая длительного подтверждения. Геноцид в Алеппо, который происходит со вчерашнего дня — один из аргументов, ускоряющих этот процесс.

Приведу пример. Находясь в Италии, поговорил с местными жителями. Оказалось, что они и представить себе не могли, что фальсифицировать выборы можно вот таким топорным способом, как это делается сейчас в России, а для нас это — привычная практика. Мир должен привыкнуть к тому, что путинский режим — подлый и опасный. Было в истории много диктаторов, но никому их них не приходило в голову проводить нечестные выборы. Они открыто объявляли себя тиранами. Что касается Путина, то он — абсолютно новое явление в истории человечества. Гибридная демократия, гибридная диктатура, тотальная имитация всех демократических процессов при полном их отсутствии.

NA: Вы хотите сказать, что поступающей на протяжении года информации об интервенции Кремля в Сирии, а до этого в Украине, недостаточно?

К.Б.: Человечеству чрезвычайно трудно представить себе, чтобы такое чудовищное варварство могло твориться столь откровенно в наш век Интернета, глобализации и открытых границ. Россия — это все-таки не КНДР, где нет не только Интернета, но и мобильной связи. Это отличие от Северной Кореи, а также безумная пропаганда Кремля вводит западную аудиторию в заблуждение. Теперь человечество набирает опыт понимания этой лживой структуры, которая представляет собой уникальное явление.

NA: Будут ли решения по мере накопления этого опыта?

К.Б.: К счастью для Соединенных Штатов, угрозы, которые Рогозин распространял о грязной бомбе, оказались пустыми словами. До сих пор Путин не переходил границ дозволенного, а действовал исключительно на территориях, которые ранее относились к сфере влияния бывшего СССР. Боюсь, что после того, как он получит отпор в Сирии, Путин попытается перейти упомянутые мною границы. Этот эпизод положит начало прагматического осознания истинной опасности путинского режима. Думаю, что нам осталось ждать совсем недолго. Конфликт с Турцией оказался своего рода маленькой моделью того, что произойдет в глобальном конфликте с НАТО. В этой ситуации Европа по-другому взглянет на Путина, потому что он начнет представлять непосредственную угрозу уже для европейцев, международных организаций и вооруженных сил коалиции в Сирии. Удар по конвою ООН и уничтожение малазийского лайнера в небе над Донецкой областью — из этой серии.

NA: Наши читатели уже отреагировали глубоким непониманием того, почему НАТО отказывается реагировать более решительно на бомбардировку Алеппо. "Сейчас он … фактически начал штурм миллионного города, а они опять сидят в ООН и продолжают "искать пути регулирования", — заявил Владимир Карасенко. Что Вы ему ответите?

К.Б.: Дело в том, что конфликт пока не касается непосредственно их. Война идет на третьей территории, причем такой, которая ранее находилась в зоне влияния бывшего Советского Союза. Зону влияния фактически и юридически никто не признает, однако все понимают, что российские войска всегда присутствовали в Сирии. Именно с этим связаны весьма осторожные формулировки и инструменты. Как только начал развиваться конфликт с Турцией, тут же включились иные механизмы. То же самое — с балтийскими государствами НАТО: хотя угроза в отношении них со стороны России минимальна, мы видим разворачивание нескольких батальонов с оружием, техникой, воздушным и морским патрулированием. Мы наблюдаем другой уровень поставок вооружения, а также военной активности в целом.

Путин фактически сейчас формирует досье собственных преступлений. Ясно, что Асад не будет принят международным сообществом даже в случае, если Москва обеспечит ему на какое-то время стильность власти — в точности как в ситуации с Муаммаром Каддафи. В этом случае Путин вынужден будет выйти за пределы табу, которое запрещает ему нападение на НАТО. При этом с точки зрения будущего России никакие механизмы для исправления ситуации, кроме внешнего воздействия, не представляются возможными. И Кремль упорно приближает этот фактор внешнего воздействия. Я бы назвал его фактором "оккупации".

Подпишитесь сейчас на страницу Newsader в Facebook: жмите кнопку "Нравится"

Беседовал Александр Кушнарь, Newsader