Боровой: Украинские чиновники сосредоточились на обслуживании своих интересов

Константин Боровой в своем монологе-интервью для Newsader озвучил нелицеприятные выводы о современном состоянии украинского государства, которое, по его мнению, терпит фиаско, будучи не способным реализовать идеи Евромайдана из-за того, что чиновничий аппарат сконцентрировался на самообслуживании. Наш разговор открылся вопросом о том, имеет ли Кремль отношение к недавним трагическим событиям возле Верховной Рады.

Константин Боровой: В том, что здесь прослеживается рука Кремля, нет никаких сомнений. Это рука, подтолкнувшая ситуацию к кровавому конфликту, развернувшемуся под Радой. В то же время надо быть честным и признать, что в Украине есть серьезные внутренние проблемы, являющиеся одной из причин трагических событий. Дело в том, что и в украинском обществе, и в элитах, и в парламенте назревает напряжение. Здоровая его составляющая — это политическая конкуренция между различными группами, которые спешат воспользоваться ошибками президента и эксплуатировать тему регионализации страны в спекулятивном ключе. Как известно, нормальному государству необходимы различные уровни обратной связи, главные из которых — свободная и независимая от правительства пресса, институты гражданского общества и парламент. Больная составляющая социального напряжения, о котором я говорил — это как раз промахи Порошенко: это и его нерешительность, и плохо функционирующая государственная машина.

Раскрывая эту тему, я бы хотел начать разговор с Михаила Саакашвили. Очень жаль, что он до сих пор не написал книгу с отчетом о тех реформах, которые он проводил. Самый главный элемент этого отчета — это проблемы, возникающие в ходе реформации советских по существу систем. Грузия и реформы Михаила Саакашвили — это пока единственный положительный результат. То, что я хотел бы увидеть в той книге — это перечень задач, которые он поставил перед собой. Между прочим, в свое время всю эту историю я слышал не только от Михаила Саакашвили и Вано Мерабишвили, но и от мэров Батуми и Поти. То есть действовал не один человек, а целая группа людей, имеющих соответствующие убеждения, а также полномочия и волю для претворения их в жизнь.

Среди проблем, о которых идет речь — безусловно, коррупция. Тем не менее, первоочередной задачей в подобных случаях является реформирование неэффективной системы госуправления. Это то, о чем экс-президент Грузии так много говорит — о создании системы отбора нового поколения чиновников. Это система, в которой чиновник, желающий чувствовать независимость от общества и работать "на самого себя", просто невозможен.

Что я вижу сегодня в функционировании государственной машины Украины? Это очень старая не реформированная система отбора чиновников: нет конкурсов, нет обратной связи, нет механизма отсева нефункциониальных элементов. Для меня главный пример того, что я вижу сейчас в Украине — это администрация президента. Дело в том, что в свое время возник большой информационный проект, который мы долго обсуждали с различными людьми, после чего меня пригласили встретиться с администрацией президента для обсуждения их реализации. Я был в совершенном восторге от видимой подвижности и гибкости ситуации, а также собственного желания помочь Порошенко и Саакашвили. Между прочим, поездка в Киев через Москву из Лос-Анжелеса, которая состоялась у меня несколько месяцев назад — долгий путь, однако я проделал его, причем, естественно, за свой счет.

Что в результате? Ничего! Когда я пытался как-то сдвинуть ситуацию с мертвой точки, ответ последовал совершенно бюрократический: мол, мы работаем. Последние мои попытки начать переговоры с крупными предпринимателями также не увенчались успехом: реакции - ноль! Параллельно возник очень важный, как мне казалось, проект для Украины — мировой музыкальный марафон. Дело в том, что в Лос-Анжелесе мне доводится общаться с немалым количеством музыкантов. Они выразили готовность поддержать Киев. Сегодня война в Украине — это ведь на самом деле неизвестная война, о которой предстоит многое сказать. "Unknown war", так сказать. Мы разработали схему, в рамках которой можно было бы реализовать данный проект. В конце концов, не мэр же Лос-Анжелеса это будет делать? Есть спонсоры, есть музыканты — все есть! Нет одного — воли к действию со стороны Администрации президента Украины. Ее представители не стали утруждать себя даже элементарным согласием на то, чтобы стать центром этой инициативы.

Представьте себе: я поднимаю певцов мирового уровня и начинаю вести с ними переговоры, после чего обращаюсь к администрации с вопросом о том, нужно ли это. Вначале мне отвечали, что, безусловно, это очень важный проект, в котором они заинтересованы, однако вскоре последовало такое сообщение: "Извините. У моей дочери проблемы с получением шенгенской визы. Я сейчас занята". Это говорит член Администрации президента!
Представляете себе соотношение проблем? Что ж, подождем, пока дочь получит визу.

Это очень показательный пример того, как чиновничья структура начинает существовать исключительно для себя. Не сомневаюсь, что в течение всей недели администрация президента занималась проблемой визы для дочери чиновника, а не задачами государственной важности. С моей стороны последовало несколько резкое обращение, в котором я предложил самостоятельно поработать с украинскими предпринимателями в этом направлении, по ходу дав нелицеприятные оценки работы администрации Порошенко. Ответа я не получил.

Вывод: реформы государственного управления в Украине не произошло и не происходит. Самое печальное: надежд на то, что она когда-то начнется, нет, причем по многим причинам. Так или иначе, с момента Евромайдана прошло очень много времени, которое так и не было использовано для осуществления государственного прогресса, за идею которого полтора года назад люди гибли на главной площади Киева.

То, о чем я рассказал — это своего рода фотография молекулы в огромном организме. Молекулы, которая генетически повторяет весь организм. Эта молекула — раковая опухоль. Если весь государственный механизм такой же, нет никаких надежд, что Порошенко сможет реализовать свои планы и реформировать систему управления. Это значит, что последние события возле Рады — это очень естественная реакция общества на отсутствие фактора обновления, то есть того, что Саакашвили в свое время описывал как главную составляющую своих реформ: полный контроль власти на всех уровнях. Контроль, который, как мне рассказывал Мерабишвили, приводил к тому, что члены новой команды немедленно отстранялись от работы вне зависимости от прежних заслуг и роли во время Революции Роз в случае, если демонстрировали неэффективность.

Здесь вспоминается один бывший активист с Майдана, который каким-то фантастическим образом превратился в классического украинского чиновника-бездельника. Ему ничего не надо от жизни. Он попросту счастлив, что имеет возможность безбедно существовать на свое рабочем месте с солидной зарплатой и толстым пакетом социальных услуг. Все, чем он занимается — это самообеспечение. Власть для себя — так это называется. Так сказать, заслуженный человек, экс-участник Майдана, который сейчас становится тормозом реформ, за которые сам и боролся. Если немедленно не начать предпринимать какие-то меры, все это закончится для Украины очень печально.

Рада1

 

Столкновения под Верховной Радой. Фото: ЛигаБизнесИнформ.

 

Беседовал Александр Кушнарь