Глава МИД Литвы: Действия РФ в Сирии станут аргументом в пользу продления санкций

Копия линас

Министр иностранных дел Литвы Линас Антанас Линкявичюс в эксклюзивном интервью агентству Newsader изложил позицию ведомства по вопросу интервенции России в Сирии, где уже четвертую неделю подряд авиация РФ атакует противников режима Башара Асада, обеспечивая сухопутную операцию проасадовских сил, которые включают правительственную армию, иранские войска и ливанских боевиков Хезболлы. Глава внешнеполитического ведомства призвал западных союзников проявить лидерство в разрешении сирийского конфликта, который, по его словам, угрожает самим россиянам в силу того, что на неспокойном Северном Кавказе проживают сунниты — представители религиозного течения в исламе, которым Кремль фактически объявил войну, поддержав шиитское меньшинство в Сирии.

А.К.: Господин Линкявичюс, режим Башара Асада убил около 250 тыс. Несмотря на это, Россия решила во что бы то ни стало удержать его правительство от падения, начав бомбить позиции антиасадовского сопротивления. Есть сегодня политические механизмы, способные реально остановить военную интервенцию Кремля?

Л.Л.: Вы правильно сказали о том, что в Сирии от рук режима погибли четверть миллиона человек. Все это продолжается на протяжении четырех лет. В течение этого времени предпринимались попытки принять соответствующие резолюции Совбеза ООН, но Россия четыре раза использовала право вето для блокирования документа. Таким образом, механизмы, о которых Вы говорили, теоретически существуют, однако на практике бездействуют, причем не только по поводу Сирии, но и по отношению к другим событиям. Подобное поведение России становится нормой.

Я считаю, что здесь должна более активно проявиться позиция отдельных государств, которые имеют соответствующие рычаги воздействия. К сожалению, они не используют их, теряя лидерство в этом плане. В итоге образуется вакуум лидерства, который сразу же заполняется — так, как это происходит сейчас в Сирии.

Цель России — удержать режим Асада любым способом, о чем она откровенно заявляет. Коалиция со своей стороны, напротив, не видит будущего Сирии с этим правителем. В этих условиях трудно говорить о каком-либо сотрудничестве между сторонами. Максимум, о чем здесь можно достичь соглашения — это предотвращение случайных столкновений сторон.

А.К.: Ведутся ли в политическом закулисье разговоры о введении против Москвы дополнительных санкций из-за безответственного поведения в Сирии?

Л.Л.: Да, были отдельные разговоры об этом, однако в данный момент, по моей информации, такие вопросы не обсуждаются. Как мы знаем, сейчас против России действуют санкции по иному поводу. В конце года будет дискуссия о необходимости их продления, и Литва готовится предоставить аргументы в пользу сохранения ограничительных мер. Я не сомневаюсь, что все происходящее в Сирии будет учтено в этом случае.

А.К.: Возможно, в аппарате МИД Литвы работают над проектом усиления санкционного давления на РФ — единственного действенного инструмента, — исходя из ревизионистских планов Москвы на Ближнем Востоке и в мире?

Л.Л.: Я откровенно скажу: я и мои коллеги над этим вопросом не думали. Мы сейчас заняты размышлениями над тем, чтобы продлить уже существующие санкции, потому что есть проблема: отдельные политические лидеры публично проявляли скептицизм относительно целесообразности санкционной политики. Мы должны быть последовательными хотя бы в этом плане.

Еще раз подчеркну: события в Сирии станут важным аргументом в пользу нашей позиции, поскольку речь идет об одном и том же субъекте, являющемся источником обоих кризисов, которые нельзя рассматривать по отдельности. В связи с этим во время обсуждения ситуации в Украине мы не избежим сопоставления ее с сирийским конфликтом. Как Вы правильно сказали, единственным на сегодня способом воздействия на Россию является санкционное давление, и мы будем настаивать на его сохранении.

А.К.: Многие критикуют действующую администрацию в Вашингтоне за уступки России по ближневосточному фактору, включая сенатора Маккейна, назвавшего "аморальным" недавний американо-российский меморандум о предотвращении случайных столкновений в сирийском небе. Вы согласны с оппонентами Белого дома?

Л.Л.: Мы работаем со всеми администрациями по данному вопросу, какова бы ни была их позиция. Конечно же, не хотелось бы вмешиваться во внутреннюю склоку, тем более что там приближаются выборы. Другое дело, что выдвигаются определенные аргументы, и, наверное, они имеют под собой основания, однако я не думаю, что было бы продуктивным что-либо комментировать здесь.

А.К.: Господин Линкявичюс, в качестве причины отказа поставлять необходимое оружие — ПЗРК — повстанцам в Сирии звучит следующее объяснение: есть опасение, что высокотехнологичное оружие попадет в руки врагу. Насколько, по-Вашему, высок этот риск?

Л.Л.: Риск существует всегда. Вопрос в том, чтобы сопоставить его с потребностью и понять, стоит ли рисковать ради ее удовлетворения. Между прочим, как раз те аргументы, которые Вы упомянули по поводу Сирии, приводятся в ходе дискуссии по Украине. Представители Литвы много раз заявляли о том, что Киеву трудно противостоять в одиночку против той силы, которая постоянно и последовательно поддерживается Российской Федерацией, в том числе — через поставки современного оружия. В результате складывается ситуация, когда группировки на Донбассе — мы их можем называть террористическими или какими угодно — вооружены лучше, чем армии отдельных стран НАТО.

Таким образом, если беспристрастно рассуждать о предоставлении Украине оружия, то, по-моему, здесь вообще не должен стоять вопрос. Конечно, всегда можно придумать разные контраргументы, которые имеют право на существование. Однако я уверен: то, что мы мало помогаем украинской стороне, отражается на конечном результате, который мы сегодня имеем.

А.К.: Как Вы считаете, останется ли Асад у власти в случае победы над оппозицией, и отчего зависит дальнейшая судьба сирийского народа?

Л.Л.: Разумеется, если Асад сумеет закрепиться, то он останется у власти. Это зависит, в первую очередь, от Российской Федерации, но также и от решительности коалиции, в том числе США. Хотелось бы надеется, что они станут более активными в разрешении сирийского конфликта. В любом случае, о том, что режим Асада обречен, теперь уже говорится мало.

А.К.: Какие, на Ваш взгляд, угрозы несет режим Асада? Есть опасения, что действия России, направленные против сирийских повстанцев, расчищают путь не только ему, но и "Исламскому государству".

Л.Л.: Угроз очень много, и они касаются не только возможного усиления "Исламского государства". Речь идет об интенсификации противостояния между шиитами и суннитами. Если учесть, что первых поддерживает довольно интересный альянс между Россией, Асадом, Ираном и Хезболлой, а вторых — весь остальной мир, то очевидно, что последствия могут оказаться драматичными, прежде всего, для самих россиян, ведь, как известно, на Северном Кавказе шиитов нет.

Беседовал Александр Кушнарь, Newsader