Падение Парижа

Пионтковский

В очередном интервью для Newsader политолог Андрей Пионтковский, комментируя ситуацию с российским Су-24, который был сбит Турцией в небе над турецко-сирийской границей, предположил, что Путин попытается воспользоваться данным инцидентом как основанием для того, чтобы объяснить "теленаселению", что отныне Россия воюет в регионе не только с ИГИЛ (с которым на самом деле Москва скорее дружит, нежели враждует), но и с могущественным НАТО — прекрасный довод в пользу бесконечной войны с "Океанией", обеспечивающей путинскому режиму псевдолегитимность.

А.К.: Андрей Андреевич, первый вопрос: ожидать ли войны с Турцией?

А.П.: Вполне резонный вопрос после вчерашних слов гламурного альфонса обворожительной г-жи Навки: "Президент мобилизован, мобилизован максимально, мобилизован до того уровня, которого требуют обстоятельства. Обстоятельства беспрецедентные, вызов России брошен беспрецедентный. И отсюда, собственно, реакция соответствует этой угрозе".

Но безумные слова безумного секретаря безумного президента это уже не понты, это бешенство от провалившихся понтов. Войны между Турцией и Россией не будет, но будет резкое обострение отношений. Для Путина это ценнейший вклад в общую картину его героичесий битвы с демонами. Он живет в пиар-мире — мире виртуальной войны, которую надо показывать по телевизору, особенно после того, как он проиграл гибридную войну в Украине, и раздутая пропагандой концепция "Русского мира" провалилась.

Для Путина как диктатора сложилась очень сложная ситуация, потому что, как правило, диктаторы уходят в результате внешнеполитических поражений. Именно с этой целью сменить повестку дня Кремль и полез на Ближний Восток, чтобы предложить своим телепузикам иллюзию внешнеполитической победы в Сирии. Однако никакой победы там быть не может по определению. Максимум, чего можно там добиться с помощью террористов из "Хезболлы" и КСИР — это прикрыть небольшой аллавитский анклав от возмездия за преступления Асада со стороны суннитского большинства и создать "вторую Лугандонию".

Теперь Путину нужна в телевизоре оруэлловская Евразия, которая будет вести вечную борьбу с двумя другими империями – Океанией и Остазией. Ведь еще в романтические времена покарения Новороссии нам объясняли, что Украина — это всего лишь территория на которой Россия ведет четвертую мировую мировую с западной цивилизацией. Турция в этом смысле очень подыграла путинской пиар-компании.
Что особенно хорошо для Москвы: предстоит очень долгая и тяжелая борьба, потому что с такими врагами не следует расчитывать на скорую победу. В итоге вместо трех обещанных месяцев войны против "террористов" в Сирии можно теперь надеяться на долгие годы конфликта в регионе, который продолжит надежно обеспечивать путинский режим псевдолегитимностью.

Теперь оруэлловская модель приобрела свою законченность: если раньше мы «боролись» только с ИГИЛ, то теперь еще и с НАТО — таков основной итог обострения отношений с Турцией.

А.К.: Почему, по-Вашему, Турция пошла на обострение ситуации в регионе?

А.П.: Замечу, что одна лишь Турция — не говоря уже о НАТО в целом — на конвенциональном уровне сильнее российской армии, а ядерное оружие есть и на турецкой территории, хоть и с "двойным ключом", вторая часть которого — у США. Однако понятно, что просто так за нарушение воздушного пространства самолеты, несмотря на формальный повод, не сбивают: за последний год Россия неоднократно совершала такие облеты и залеты по всему миру, в том числе в США и Великобритании.

На самом деле самолет был сбит в отместку за систематические бомбардировки авиацией РФ этнически близких туркам туркмонов, которые не имеют никакого отношения к ИГИЛу, и единственная вина которых заключается в том, что они восстали, как и большинство сирийского народа, против Асада. На этом основании Москва их беспощадно атакует, чего Эрдоган никак не может игнорировать. Поставьте себя на его место: разрешить убивать этнических турок — это подписать себе как турецкому политику смертный приговор. Путин, между прочим, прекрасно это понимает. Известно, ведь, что он не борется с ИГИЛом. Напротив, он уничтожает всю не-игиловскую оппозицию в Сирии, чтобы поставить перед Западом вопрос: в стране остались два игрока — Асад и ИГИЛ, — из которых следует выбрать наименьшее зло.

Таким образом, когда Эрдоган и Путин встретятся в понедельник в Париже на дурацкой конференции по дурацкому потеплению, то основной вопрос, который они будут обсуждать — продолжит ли Путин бомбить туркмонов?

А.К.: Тем не менее, уничтожением бомбардировщика Москве нанесено унижение. Пока не ясно, как именно Кремль планирует восстанавливать "оборонную" репутацию перед теленаселением.

А.П.: Дело в том, что я, в отличие от вас, нахожусь внутри виртуального пространства, создаваемого для телепузиков, и в этом плане не слишком беспокоюсь за Путина. Уже создана масса симулякров: яблоки с мушками, бананы с муравьями, ограничение турецкого экспорта, вытеснение строительных компаний, сжигание турецкого флага около посольства. В общем, создается иллюзия жесткого ответа, выполняющая компенсаторную функцию.

А.К.: Как Вы считаете, осознало ли НАТО, что военная машина РФ является бумажным тигром после отказа от военного ответа со стороны Москвы?

А.П.: НАТО само продолжает позиционировать себя в качестве бумажного тигра, чтобы ни в коем случае не напугать другого бумажного тигра. Если и приходят в голову кому-нибудь из чиновников Североатлантического блока какие-то брутальные мысли, то они сами их и отбрасывают.

Какое НАТО? Посмотрите на этого жалкого Олланда. Зачем он едет целовать Путину ручку как Пахану Земного Шара? По одной простой причине: он испугался. Помните, чем занималась российская пропаганда с первых часов после терактов в Париже? Вспомните циничные заявления Маркова, Киселева, Соловьева и Медведева о том, что у французов будут продолжаться неприятности, пока они не поймут, что им нужно договориться с Россией и сдать Украину, где, как известно, правит "украинская неонацистская хунта", которая является препятствием для "антигитлеровской коалиции".

Хочу пояснить свою позицию: я вовсе не утверждаю, что Путин лично организовывал взрывы во Франции. Но у него колоссальные возможности влияния на ИГИЛ, костяк которого — это бывшие саддамовские офицеры, ранее обучавшиеся в России. Известны факты, о которых писала "Новая газета": массовая засылка джихадистов из Северного Кавказа осуществлялась под прямым руководством ФСБ. Сохранила свое влияние на Ближнем Востоке и старая чекистская агентура. Фактор, о котором я — чуть ли ни единственный в стране — в последнее время говорю, ссылаясь на надежные источники — это покупка Асадом нефти у ИГИЛ под "крышеванием" со стороны Москвы. Фактически сложился тройственный союз АСАД-ПУТИН-ИГИЛ.

Французы знают об этой взаимосвязи, поэтому перестраховываются и не желают вступать в прямую ссору с Москвой. При этом надо иметь в виду, что Олланд не один выступает с идеей о союзе с РФ: весь политический класс Франции провожал его в Москву под Марсельезу — от троцкиста Меланшона до фашистки Ла Пен, в один голос призывая отменить антироссийские санкции и забыть про Украину. О том же кричали и экс-президент страны и будущий кандидат в президенты Саркози, а вместе с ним — куча бывших премьеров. Должен сказать, что это вполне в традициях французской элиты: во время Второй мировой они сдавали своих еврейских граждан в руки гестапо. Почему бы им не сдать сегодня украинцев?

Другое дело, что этот замечательный французский порыв пока не получил поддержку ни в Штатах, ни в Лондоне, ни в Германии, вопреки желаниям лично Олланда и трусливой французской элиты.

А.К.: Как Вы относитесь к версии Белковского о том, что Россия причастна к терактам в Париже?

А.П.: Скажем так: у меня есть более надежный источник информации — Алексей Венедиктов. Он по своей глупости и тщеславному желанию бравировать контактами с кремлевскими источниками в недавнем интервью на "Эхе Москвы" проболтался о том, что ИГИЛ торгует нефтью при прямом посредничестве России. Ее банки обеспечивают проведение соответствующих торговых операций, а МИД РФ оказывает дипломатическую поддержку террористам — наш замечательный Риббентроп до самого недавнего времени мешал французам бить по нефтяным промыслам в Сирии, ссылаясь, разумеется, на «нормы международного права». Само собой, все это вовсе не означает, что Путин снимает трубку и лично распоряжается осуществить теракт. Тем не менее, теракты в Париже произошли как раз после того, как французы начали бомбить нефтяные промыслы ИГИЛ. В плане пропагандисткого и политического давления на Францию Кремль ими блестяще воспользовался.

 

Russia's President Vladimir Putin (R) and his French counterpart Francois Hollande walk to attend a news conference after a meeting at the Kremlin in Moscow, Russia, November 26, 2015. France and Russia agreed on Thursday to exchange intelligence on Islamic State and other militant groups in Syria to help improve the effectiveness of their aerial bombing campaigns in the country, French President Francois Hollande said. REUTERS/Sergei Chirikov/Pool

Беседовал Александр Кушнарь, Newsader