«Совокупление с Кремлем»: Игорь Эйдман рассказал о «первородном политическом грехе» президента Трампа

c4d3776--
Игорь Эйдман
социолог
Публикации автора:

Евроатлантическая ось вступила в эпоху турбулентности, которая отмечена массовым недовольством населений против действующих политических элит. В США и целом ряде европейских стран растет число тех, кто оказывает протестную поддержку любым националистически оппозиционным силам, которые готовы резко противопоставить себя нынешним глобалистски настроенным представителям истеблишмента. О реалиях и перспективах межпоколенческого, в сущности, конфликта на Западе, а также роли путинской России в его развитии мы поговорили с социологом и публицистом Игорем Эйдманом, автором книги "Система Путина", в которой предупреждает мир об угрозе того, что он именует путинским фашизмом.

NA: Игорь, эксперты не устают заявлять о том, что западная цивилизация вступила в эпоху масштабного кризиса. В чем, по-Вашему, он заключается?

И.Э.: В последние годы одновременно по всему миру происходит явное усиление право-консервативных реакционных сил. Это печально, но это нормальный исторический процесс: любое движение вперед вызывает стремление наиболее консервативной части общества дать задний ход. Движение к глобализации, гуманизму и толерантности, которое шло в девяностые-нулевые, не могло не вызвать сопротивления. Ведь огромное число людей продолжает фактически жить в середине двадцатого века, ориентироваться на традиционные религиозные и националистические ценности.

Эти противоречия между старым и новым особенно обострились в Европе на фоне резкого увеличения потока беженцев из мусульманских стран, который с одной стороны обострил социальные и криминальные проблемы, а с другой был неадекватно остро воспринят наиболее консервативной частью общества.

NA: Какое, по-Вашему, место в этих процессах занимает современная Россия?

И.Э.: Дело в том, что национал-консервативный поворот даже в большей степени затронул Россию, хотя и по другим причинам. После рывка к демократии, который был во время Перестройки, у нас произошел — несравнимо более мощный, чем в Европе — реакционный, ультранационалистический, шовинистский откат к прошлому. Если в Европе несколько изменились общественные настроения, то в России власть сознательно организовала реставрацию худшего, что было в российской истории: клерикализма, ненависти к окружающему миру, "Домостроя", культа вождя, империализма и ксенофобии.

Европейский и российский реакционные тренды совпали. В результате путинские власти бросились всячески помогать своим единомышленникам в Европе, а европейские ультраправые начали ориентироваться на режим Путина как на образец. Сложилась опасная ситуация, когда внутри России укрепляется путинская диктатура, а на Западе — благоволящие ей силы. Существует угроза — пусть и маловероятная — того, что эти два течения сольются воедино и необратимо изменят прежде всего сам Запад, не говоря уже о России, где путинский режим почувствует полную безнаказанность и поддержку союзников за рубежом.

NA: Сохраняете ли Вы оптимизм по поводу возможности преодоления Западом описанных Вами противоречий?

И.Э.: Разумеется, демократические системы стран Запада устроены так, что, колеблясь то вправо, то влево, всякий раз сохраняют устойчивость. Поэтому я не верю в глубину и необратимость нынешнего правого поворота. Вполне возможно, что после Трампа в США придет к власти лево-либеральный президент вроде Сандерса, т. е. маятник качнется влево.

Безусловно, сейчас на Западе обостряются социальные и политические проблемы. Среди них — утрата элитами доверия со стороны населения, нереализованное стремление граждан в большей степени влиять на власть. Люди стремятся к большей демократии, в том числе социальной. Они хотят, чтобы система работала в интересах не миллиардеров и корпораций, а непривилегированного большинства населения. Вспомним "Оккупай уолл стрит": Это объективный процесс. Но его пытаются использовать право-популистские силы, которые в реальности пытаются достичь совершенно иных целей.

Но не все так плохо. Нынешний политический кризис может закончится, как это часто бывает в истории, ускорением движения вперед. Системе либеральной демократии, чтобы не дать себя сломать национал-консерваторам, типа Трампа в США, "Национального фронта" во Франции и "Альтернативы для Германии" в ФРГ, придется совершенствоваться.

NA: Как бы Вы охарактеризовали первый президентский месяц Трампа?

И.Э.: Трамп начал свой президентский "заплыв" даже не с камнем, а с целым мешком тяжелых камней на шее. И поэтому есть большие сомнения, что он сможет доплыть до финиша. Его первородный политический грех — политическое совокупление с Кремлем в ходе предвыборной кампании. От Флинна он избавился, но это не сильно облегчило груз, тянущий Трампа на дно. Это был только один из множества камней, среди которых есть и прямые контакты штаба Трампа с российскими властями. Теперь ему придется постоянно оправдываться по мере того, как расследование против него будет раскручиваться.

Отвечает он на эти претензии, конечно, глупейшим образом. Все люди, занимающиеся пиаром, знают простую истину: с журналистами надо дружить, даже если они тебя ругают. Худшее, что может сделать политик — настроить против себя журналистское сообщество. Тогда оно его съест с потрохами. Трамп, вопреки здравому смыслу, идет по этому пути: обзывает СМИ "врагами народа", не пускает известных журналистов на свои брифинги и так далее. Он не только тащит за собой убийственный груз связей с Москвой, но еще и ведет себя в публичном пространстве абсолютно безграмотно. Импичмент в течение ближайших нескольких лет для Трампа вполне реальная перспектива. Так что рано российские власти радовались победе Трампа.

NA: Как Вы оцениваете политические перспективы "трампистов" в ведущих европейских державах — Франции и Германии?

И.Э.: Считаю, что схема Кремля во Франции тоже ломается. Еще недавно казалось, что там на президентских выборах победит один из двух друзей Путина — либо Фийон, либо Мари Ле Пен. Теперь выясняется, что победителем, скорее всего, окажется умеренный либерал Макрон. Конечно, Кремль сейчас пытается вести грязную игру против него, повторяя испытанную в Америке модель, но я крайне сомневаюсь, что она будет столь же эффективной, как в отношении Хиллари Клинтон. Дело в том, что в США путинская кампания против нее наложилась на собственные имиджевые проблемы Клинтон и усталость американцев от "клана Клинтон". Так что Москва здесь скорее просто только помогла ее добить. Что касается Франции, то там у Макрона сейчас хорошие позиции. Если не произойдет ничего экстраординарного, вряд ли у России получится переломить ситуацию.

Думаю, и в Германии Кремлю не удастся обеспечить какой-то сногсшибательный успех пропутинской крайнеправой партии "Альтернатива для Германии". Сейчас российская пропаганда в ФРГ работает над тем, чтобы убедить избирателей — в том числе русскоязычных, которых в Германии несколько миллионов — поддержать не партию Меркель, а крайне правых. Пропутинская партия русскоязычных немцев die Einheit выпускает дорого оформленную газету, которая посвящена критике Меркель и восхвалению "Альтернативы для Германии". Российские и пророссийские СМИ работают в том же направлении. Эта кампания уже принесла некоторые результаты: на недавних сентябрьских выборах в Сенат Берлина в русскоязычных анклавах победила именно "Альтернатива" — при том, что традиционно там голосовали за "Христианско-демократический союз" Меркель. Впрочем, по последним опросам, рейтинг крайне-правых начал падать. По все видимости, это связано с тем, что беженцев стали принимать на порядок меньше, чем год назад, и эта проблема теряет свою остроту.

Подпишитесь сейчас на страницу Newsader в Facebook: жмите кнопку "Нравится"

Беседовал Александр Кушнарь, Newsader