Обозреватель Эдмон Дантес рассказал о «бархатной» удавке для Кремля

Украинский политический обозреватель, ведущий собственную аналитическую колонку на своей странице в Facebook под литературным псевдонимом Эдмона Дантеса, прокомментировал в эксклюзивном интервью Newsader ползучую эскалацию российско-украинского конфликта на Донбассе, где в последнее время возросла интенсивность обстрелов.

А. К.: Эдмон, с военного фронта сегодня вновь поступили трагические вести: за сутки в зоне боевых действий на Востоке страны погибли двое и ранены десят украинских солдат. Как, по-Вашему, следует реагировать Киеву на подобные нарушения Минских соглашений?

Э. Д.: Надо понимать, почему в последнее время усилились обстрелы. Ни для кого не секрет, что на сепаратистов прямое влияние имеет Кремль. У него не так уже и много времени осталось на принятие решений. России ни Донецк, ни Луганск не нужны. Ей надо вернуть их в состав Украины, но на максимально выгодных условий для себя и, разумеется, максимально невыгодных - для Киева.

К идее полной блокады ДНР и ЛНР я отношусь абсолютно положительно.

В свою очередь Запад выдвинул Москве некий ультиматум о том, что до определенного времени Россия должна забрать с Донбасса своих людей под угрозой введения новых ограничительных мер, которые ударят по банковскому и нефтегазовому секторам. Таким образом, интенсификация боевых действий на Донбассе - это попытка Москвы укрепить переговорную позицию для торга с Западом по поводу того, чтобы оккупированные регионы Донецкой и Луганской областей вернулись в Украину, причем с каким-то особым статусом, автономиями и сомнительными личностями во главе этих территорий. Время сейчас играет на руку Украине.

А. К.: Правильно ли я понимаю, что Вас в целом устраивает ли Вас выжидательная позиция Киева в условиях эпизодической эскалации конфликта?

Э. Д.: Киев правильно себя ведет. Он координирует свои действия с западными союзниками. Конечно, люди гибнут, и это страшно, но резких движений пока делать нельзя. Принимать решение надо Кремлю - мяч на его поле. Рано или поздно вопрос будет решен, иначе будет усилено станционное давление. Чем дольше этот вопрос будет висеть в воздухе, тем будет хуже для Кремля.

А. К.: Как Вы в таком случае относитесь к вопросу об экономической изоляции так называемых Донецкой и Луганской народных республик?

Э. Д.: К идее полной блокады ДНР и ЛНР я отношусь абсолютно положительно. Сейчас, вероятно, меня читают немало людей, проживающих на оккупированных территориях, поэтому мне не всегда приятно говорить такие вещи открыто. Я исхожу из того, как бы вел себя в ситуации, при которой мне приходилось бы жить в занятом боевиками Донбассе.

Барак Обама не хочет рисковать остаться в истории своей страны человеком, который после получения лавров миротворца спровоцировал и оставил после себя военный конфликт

Конечно, со стопроцентной уверенностью утверждать не могу, не испытав этого, но мне кажется, что, даже находясь на соответствующей территории, я бы точно также требовал бы блокады. Очевидно, что в противном случае данный регион просто напросто высасывал бы все соки из страны, подкармливая не только и не столько местное население, сколько пророссийских боевиков. В таком случае война не закончится никогда.

А. К.: Как Вы оцениваете нынешний фактический режим блокады?

Э. Д.: Откровенно говоря, мы все знаем, что туда идет много контрабанды.

А. К.: Как Вы думаете, кто способствует контрабандному трафику?

Э. Д.: Обе стороны - и боевики, силовики - способствуют контрабанде: деньги любят все. В этом участвуют как отдельные представители сепаратистов, так и, к сожалению, отдельные персоналии с противоположной стороны.

А. К.: На фоне активности прокремлевских боевых формирований Парламентская ассамблея ОБСЕ впервые в истории признала Россию агрессором, причем практически единодушно. Это жест символический или практический? Обращу внимание, что долго время многие эксперты в Украине жаловались на низкую эффективность наблюдателей ОБСЕ.

Э. Д.: Дело в том, что миссия ОБСЕ в любом случае делала свое дело: замечала, наблюдала, фиксировала и передавала куда надо. На протяжении этого времени, то есть в течение года, давление на Россию усиливалось: сначала со стороны США; затем - Меркель, которую долгое время считали "адвокатом дьявола" и которая в итоге стала более конкретна в своих высказываниях; наконец, одна за другой идут волны санкций. Наступает очередной этап - достаются новые козыри.

"Бархатная" удавка, выбранная для Кремля - это правильный путь взаимоотношений с Россией.

Насколько символическим или практически является этот жест со стороны Парламентской ассамблеи ОБСЕ? Он как минимум дает Украине сигнал поддержки со стороны мирового сообщества, а России намекает, что до полного выполнения Минских соглашений западный мир будет сохранять давление на агрессора.

А. К.: На фоне этого давления ряд экспертов критикует Соединенные Штаты за нежелание оказывать непосредственную военную помощь украинцам.

Э. Д.: Действующий президент США получил Нобелевскую премию мира - это говорит о многом. Его президентский срок у него на исходе, так что Барак Обама не хочет рисковать остаться в истории своей страны человеком, который после получения лавров миротворца спровоцировал и оставил после себя военный конфликт, тем более попахивающий третьей мировой. Плюс ко всему он демократ, пришедший после Буша на антивоенных лозунгах, которым аплодировал американский народ, подуставший от войн. Новый президент обещал заняться внутренними экономическими проблемами Америки, поэтому в итоге он и тормозит процесс предоставления реальной военной помощи Украине.

А. К.: Да, но многих сторонников Украины не устраивает пацифистская позиция Вашингтона. Политик Константин Боровой на днях адресовал Белому дому обращение, в котором выразил претензию по поводу невыполнения Соединенными Штатами своих обязательств перед Киевом по Будапештскому меморандуму.

Э. Д.: Спросили бы Вы меня год назад о моем мнении по этому поводу, и я бы с возмущенной уверенностью ответил, что нас подставили. Сегодня же я вижу, что "бархатная" удавка, выбранная для Кремля - это правильный путь взаимоотношений с Москвой.

 

 

Путин в одиночестве

 

Президент РФ Владимир Путин на саммите G20 в австралийском Брисбене

 

Чего уж там говорить: Россия - довольно весомое государство с имперскими амбициями, поэтому никто с ним в открытую играть не хотел, к тому же какое-то время Запад надеялся, что Кремль одумается после введения незначительных санкций, чего, как мы видим, не произошло.

Следует признать, что этот конфликт застал Украину врасплох. Чуть более года назад у нее совершенно не было боеспособных вооруженных сил - разве что на бумаге.

На сегодняшний день, как я вижу, Запад стал более категоричен в своих оценках действий России и увеличил на нее давление: то расследование против ФИФА, то аресты €2 млрд. ЛУКОЙЛа в Румынии. Казалось бы, не связанные друг с другом события, однако следует иметь в виду, что на Западе ничего не происходит просто так. Как говорится, где тонко, там и рвется, причем рвется все в один момент.

Таким образом, я считаю, что выбранный для воздействия на РФ способ со стороны международного сообщества является адекватным, хотя, в к огромному сожалению, и оплачиваемым кровью украинских граждан.

А. К.: Примечательно, что при официально сдержанной реакции Белого дома в том, что касается военной защиты Киева, новый посол Украины в США Валерий Чалый только что объявил о том, что, оказывается, уже более 10 европейских стран поставляют в Украину летальное оружие. Как это может повлиять на ситуацию в зоне боевых действия с учетом того, что ранее российские функционеры предупреждали о "симметричном" ответе в случае передачи Западом смертельного оружия в пользу Киева?

Э. Д.: Именно на ситуацию в зоне боевых действий - никак. В Кремле могут, конечно, возмутиться на официальном уровне, но без реальных последствий. Другое дело, что подобные публичные заявления могут быть подготовкой мировой и, в частности официальной российской общественности, к тому, что процесс передачи уже Соединенными Штатами летального оружия в Украину все-таки состоится.

Люди говорят одно: мы воюем за свою землю, поэтому правда - на нашей стороне

А. К.: Насколько я понимаю, украинские военные должны уметь обращаться с современным западным оружием. Готовы ли они к этому, и как вообще можно оценить изменения в вооруженных силах страны, произошедшие за минувшие год?

Э. Д.: Следует признать, что этот конфликт застал Украину врасплох. Чуть более года назад у нее совершенно не было боеспособных вооруженных сил - разве что на бумаге. Во всех силовых структурах сидели пророссийские офицеры - фактически диверсанты, устраивавшие саботаж на местах. Армию делали из ничего, причем в боевых условиях. К счастью, наше общество сознательное: многие пошли в добровольческие батальоны, подключились волонтеры, вытащившие на своей спине тяготы этой войны, была мобилизация.

А. К.: Можно ли сказать, что недавний эпизод боестолкновения под Марьиной продемонстрировал возросший профессионализм украинских вооруженных сил.

Э. Д.: Конечно. На лицо - возросший боевой дух и приобретенная в постоянных боях закалка. У моего знакомого отец держал донецкий аэропорт - живой, к счастью. Много всего страшного и неприятного, но люди говорят одно: мы воюем за свою землю, поэтому правда - на нашей стороне.

Беседовал Александр Кушнарь